Магазин | продажа виниловых пластинок
Магазин | продажа виниловых пластинок
  Главная » B » Bowie, David » David Bowie - Station to Station Личный кабинет  |  Корзина  |  Оформить заказ   

ЗВОНИТЕ НАМ : (495) 771-0721    ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru

НАЙДИ СВОЮ ПЛАСТИНКУ!

Исполнители: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Cписок всех альбомов в продаже
Информация
ДОСТАВКА ПО РОССИИ

Опять винил?!

Оценка состояния виниловых пластинок

Президент о виниле!

Бутлеги

Загадочные надписи

Свяжитесь с нами

David Bowie - Station to Station David Bowie - Station to Station

Station to Station - "От станции к станции" — песня из одноимённого альбома Дэвида Боуи Station to Station имеет многосложную музыкальную структуру, а текст базируется на оккултизме и каббализме.

Из книги Игоря Плотникова "Введение в Боуиведение":

Тощий князь лицом бел воротился домой
Метит вострой стрелой раболепным в глаза
Вот и мы в тот магический миг, мы сотканы из вещества того же, что наши сны.
Согнется звук, иссохнут моря, запутаюсь в круге.
От меня цвет не исходит,
Гляжу свысока, наблюдаю за морем.
Нас несет одним магическим движением из Кетера в Малькут.
Ну а ты проносишься демоном от станции к станции.
Тощий князь лицом бел воротился домой
Метит вострой стрелой раболепным в глаза
Тощий князь бел с лица воротился домой
Оставлял за собой белых пятен следы
Были когда-то кругом только горы
И с птицами с неба
Мне было ни за что не упасть
Но что-то пропало, пропало
Во что теперь верить и кто поможет найти мне любовь?
Кто же он, кто же он и когда?
Знаешь, что счастье непросто поймать?
Выпьем за тех, кто взялся нас с тобой охранять.
Пей, пей, не бойся кубок выше поднять.
Нет, это совсем не кокаин
А это как раз любовь.
Поздно вам со спасибо
Поздно вам опоздать опять
Поздно вам ненавидеть
Вернулся европейский канон.
Ведь я такой один на миллион
Ни дня мне не прожить без нее
Опоздал со спасибо
Опоздал опоздать опять
Опоздал ненавидеть
Прибыл европейский канон
Неужто поразил меня недуг?
Не сияет ли мое лицо?
Поздно вам со спасибо
Поздно вам опоздать опять
Поздно вам ненавидеть
Вот вам европейский канон.
Поздно вам, опоздал
Поздно вам, опоздал
Пушки европейские здесь.

Боуи объяснял, что песня эта о 14 стояниях (станциях) Крестного Пути Христа. Врал. На самом деле упоминание о Кетере и Малькуте указывает на сефироты каббалистического Древа Жизни, состоящего из 10 сефирот (по-русски, цифр) – десять имен Творца - сверху из Короны (Кетера) по змеиному пути (через Серафимов – на еврейском, змея) вниз исходит ослепительный белый свет, формирующийся во время путешествия через остальные девять сефирот (от станции к станции) в материю мира Королевства (Малькута), на троне которого сидит Король Красота (Тифарет) – обитель мессии, которому раболепно поклоняется обитатели Королевства.

Схематично это выглядит так:



Каббалистическое Древо Жизни

Свет Жизни из Кетера может достигать Малькут напрямую по Столпу Умеренности через Тифарет и Йесод (Основание Мира – вход в рай, врата которого на востоке охраняет с огненным мечом архангел Гавриил) в Малькут. Летит тот Свет стрелой вниз на землю - или в каббалистической и христианской традиции - дом возлюбленных Бога. Поэтому мечет стрелы (Света Творца) раболепным (возлюбленным Бога) в глаза.

Глаза возлюбленных Бога Боуи рассекал, чтобы лучше Свет виделся, проектируя во время выступления на большом экране кадры из фильма Бунюэля и Дали "Андалусский Пес".




Стрелы, летящие во влюбленных, также ассоциируются с известным инцидентом Кроули, когда в 1918 во время совершения магического обряда он и его свита закидывают насмерть одну молодую пару дартами.

Гастроли, названные Боуи Турне Белого Света, начались в феврале 1976 г. в канадском Ванкувере. На сцене не было никаких декораций. По рецепту старого дадаиста Иммануила Радницкого – более известного под именем Мэн Рей - освещение состояло лишь из белого света, проецированного на черный фон сцены.




Черно-белый подход в создании шоу олицетворял путешествие света через тьму из Кетера в Малькут, которое достигалось одним магическим движением, символизируя которое, мессия Сухопарый Белый Князь во время исполнения этой строчки делал жест рукой сверху вниз. Жест этот стал фирменным знаком Боуи (в подражание ему этот же жест проделывает Мик Джаггер во время их совместного исполнения "Танцев на улице").

Когда доходит дело до демона, который несется от станции к станции (по сефиротам) Боуи прововодит рукой справа налево, образуя таким образом крест.

"Мы сотканы из вещества того же, что наши сны" - цитата из шекспировской «Бури». Ее произносит маг Просперо, который, будучи также князем, находится в изгнании на острове посреди моря...

Отсутствие исходящего от Князя цвета опять же указывает на его исключительную первопричинную белесость, порождающую остальные цвета, которые также являются проявлением взаимодействий различных энергий, образующих цвет, форму и звук, и медитируя на которые, согласно индийскому учению Санкхья о таттвах (тат – мир горний – голова Кетер, твам – мир дольний – микрокосм Малькут), становится возможным передвижение по астральным плоскостям. Таттвическую систему использовали в своих доктринах Теософское Общество Блаватской, Орден Золотой Зари и телемиты-кроулеанцы.


Сухопарый Белый Князь был романтиком навыворот – звал ввысь, но без эмоций. Потому что из мира горнего прибыл в дольний – из Кетера в Малькут, а не наоборот. Снизойдя сверху, должен был принести с собой Любовь, но толком так и не разобрался – то ли это на самом деле она, то ли побочное действие кокаина, также способствующего при верном употреблении выходу в астрал и слиянию со Вселенской Любовью.

Одновременно, благодаря кокаину, Боуи пребывал в постоянном паранойидальном состоянии. Ему казалось, что его хотят погубить при помощи колдовства. Сжигал обстриженные ноги и выпавшие волосы и держал мочу в холодильнике, чтобы не досталось врагу. Сидел часами перед телевизором, пытаясь взглядом переключать каналы.

Бывшая жена Боуи Энджи вспоминает об эпизоде изгнания бесов в их доме: "Построенный в конце 50-х или начале 60-х, он представлял собой белый куб с внутренним бассейном, к которому из большинства комнат вели раздвижные стеклянные двери. Дэвиду понравилось это место, хотя я считала, что оно слишком тесно для наших нужд, особенно если мы собирались поселиться там надолго, к тому же мне не нравился внутренний бассейн. По моему опыту, с такими бассейнами одни проблемы.

И этот не стал исключением, хотя явно не в обычном смысле. Его проблема была из числа таких, с какими мне не приходилось сталкиваться, не приходилось даже слышать или видеть чего-то подобного: в нем поселился Сатана. Дэвид сказал, что видел его своими собственными глазами вылезающим из воды как-то ночью. Я бросилась обратно к Уолли Элмларк, на сей раз с важным заданием: Дэвид хотел изгнать беса.

Лос-Анджелесская православная церковь сделала бы это для нас – там был священник, готовый к такого рода услугам, как сказали мне тамошние люди, – но Дэвид не захотел. Никаких посторонних, сказал он. Так мы и остались в более чем интересную ночку всего лишь с инструкциями Уолли и книжками, талисманами и прочими голливудскими оккультными побрякушками стоимостью в несколько сотен долларов.

Я говорю "мы", однако в главных событиях я не участвовала: моя задача, заключавшаяся в том, чтобы купить ему все необходимые причиндалы парафеналию во внешнем мире, куда он боялся и нос показать, была выполнена. Теперь я осталась просто наблюдателем. А нужное активное содействие ему должны были оказывать те подхалимы и кок-шлюхи, которые подвернулись под руку в эту ночь.

И вот он стоял, затравленный и готовый на все; подобающие книжки и безделушки разложены на большом старинном аналое, необходимые мегадорожки кокаина высыпаны на бильярдном столе рядом с ним; все приготовлено. Я позволила себе заметить, что перед лицом неприятеля, с которым он, по его мнению, должен столкнуться, ему бы лучше не обдалбываться в дым, но это прозвучало ни к селу ни к городу. Если бы его взгляд мог убить, я бы точно была убита на месте.

Служба началась, и, хотя я не имела ни малейшего представления, что в ней говорилось, и на каком языке она произносилась, да и вообще сомневалась в эффективности действа, каждые несколько минут прерываемого неожиданной рысцой по направлению к бильярдному столу, сопровождавшейся громкими пылесосными звуками, я все же не могла справиться с овладевшим мной странным леденящим чувством, пока Дэвид продолжал бубнить монотонным голосом.

Нет никакого окольного пути сказать об этом, так что я скажу прямо. В какой-то момент ритуала бассейн начал кипеть. Очень сильно, лучше даже сказать, бурлить, причем никакие воздушные фильтры такого вызвать не могли.

Поскольку Дэвид взирал на это в полном ужасе, я постаралась казаться беспечной: “Ну вот, дорогой, какой ты умный, ведь, кажется, сработало. Что-то изменилось, верно?” Но я не могла продолжать в том же духе. Это было очень, очень странно: даже после всех недавних моих впечатлений я с трудом могла поверить собственным глазам.

Так что я сама подкрепилась солидной дорожкой с бильярдного стола (моя новая политика: не слишком давить на Дэвида, облегчая свое порицание небольшой понюшкой тут и там), и это, похоже, прогнало из моего мозга испарения страха, которые уже готовы были затопить меня. Я решила вмешаться.

Я обогнула дом, бросая взгляд из всех стеклянных дверей, из каждой комнаты, чтобы рассмотреть всю эту безумную штуку под разными углами. Но ничто не изменилось; бассейн абсолютно точно бурлил какой-то энергией, и этому не находилось никаких физических объяснений.

Минут через пятнадцать – к этому времени Дэвид успел вдохнуть еще один грамм кокаина и довести до конца свои ритуальные песнопения – вода начала успокаиваться. Вскоре это снова стал обычный внутренний голливудский бассейн.

Я не сводила с него глаз в течение минут сорока, но ничего необычного не происходило, так что, с сердцем ушедшим в пятки, я открыла одну из стеклянных дверей и, игнорируя Дэвидовские панические вопли, подошла к краю бассейна и заглянула внутрь.

Я увидела то, что я увидела. И ничто это не изменит. На дне бассейна лежала огромная тень или пятно, которого там не было до начала церемонии. Оно походило по форме на какого-то адского зверя; оно напомнило мне тех мучительно изломанных в молчаливом крике химер на крышах средневековых соборов. Оно было безобразно и шокирующе; оно напугало меня.

Я отошла от края, чувствуя себя очень странно, направилась через вход к Дэвиду и рассказала ему о том, что увидела, стараясь звучать равнодушно, но не слишком в этом преуспела. Он так побледнел, что я подумала, сейчас он умрет на месте, но он умудрился оправиться, остаться с нами и даже оживиться настолько, чтобы провести остаток ночи за дальнейшим приемом кока. Впрочем, к бассейну он и близко не подходил.

До сих пор не знаю, что и подумать об этой ночи. Она полностью идет вразрез с моим прагматизмом и повседневной верой в цельность “нормального” мира и очень смущает меня. Что мне больше всего докучает, так это то, что если вы назовете это пятно клеймом Сатаны, то я не смогу с вами спорить.

Дэвид, само собой, потребовал, чтобы мы немедленно уехали из дома, и мы так и сделали, но из надежных источников (от Майкла Липпмана, например, и от агента-распорядителя этого дома) я слышала, что последующие владельцы не смогли вывести это пятно. Хотя бассейн перекрашивали снова и снова, тень всегда возвращалась.

(Из книги Анджела Боуи "Проходки за кулисы. Моя жизнь с Дэвидом Боуи")






ЗВОНИТЕ НАМ : +7 (495)-771-07-21   
ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru



OLDIES-GOLDIES.RU 2008- 2017
Карта сайта - Sitemap
Информация на ресурсе предназначена для дeтeй старше шeстнaдцaти лeт