Магазин | продажа виниловых пластинок
Магазин | продажа виниловых пластинок
  Главная » V » Высоцкий, Владимир » Vladimir Vissotski - Le Vol Arrêté Личный кабинет  |  Корзина  |  Оформить заказ   

ЗВОНИТЕ НАМ : (495) 771-0721    ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru

НАЙДИ СВОЮ ПЛАСТИНКУ!

Исполнители: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Cписок всех альбомов в продаже
Информация
ДОСТАВКА ПО РОССИИ

Опять винил?!

Оценка состояния виниловых пластинок

Президент о виниле!

Бутлеги

Загадочные надписи

Свяжитесь с нами

Vladimir Vissotski - Le Vol Arrêté только на заказ
Предыдущий Позиция 2 из 2
категории Высоцкий, Владимир
 Следующий

Vladimir Vissotski - Le Vol Arrêté

ОРИГИНАЛЬНОЕ ФРАНЦУЗСКОЕ ИЗДАНИЕ 1981 ГОДА
АВТОГРАФ МАРИНЫ ВЛАДИ! ПОДПИСАН В ПАРИЖЕ 28 НОЯБРЯ 1987 ГОДА

во время одной из презентаций вышедшей тогда её книги "Vladimir ou Le Vol Arrêté".
Надпись по-французски гласит:
Жану Франсуа
Слушайте - наслаждайтесь!
Читайте - наслаждайтесь
Всего наилучшего
Марина Влади
28.11.87

ИЗДАТЕЛЬ: Le Chant Du Monde
КАТАЛОГОВЫЙ №: LDX 74762/63
СТРАНА ПРОИСХОЖДЕНИЯ: France
ФОРМАТ: 2LP stereo/mono 33 1/3
ГОД ВЫПУСКА: 1981
СОСТОЯНИЕ КОНВЕРТА: MINT, как новый.
Встроенный буклет с текстами на французском и русском. Там же автограф Марины Влади.
СОСТОЯНИЕ ВИНИЛА:

узнать о возможности заказа
Автор всех песен - Владимир Высоцкий

Сторона 1:
1. Les Cabans Noirs - 3:30
2. À L'Hôpital - 1:17
3. Le Vol Arrêté - 4:47
4. Jetez Un Pont - 1:11
5. Le Saut En Hauteur - 3:22
6. Le Boxeur - 1:15

Сторона 2:
1. L'Écho Fusillé - 2:35
2. Vers Les Cimes! - 2:52
3. La Poursuite - 3:00
4. Le Demeure Étrangère - 3:12
5. Le Défunt - 2:55
6. La Voile Déchirée     - 1:08

Сторона 3:
1. L'Ornière - 3:30
2. L'Horizon - 3:23
3. Cinq Cents Bornes À La Ronde - 2:52
4. Magadan - 1:54
5. Troie - 2:34

Сторона 4:
1. La Chasse Aux Loups - 3:18
2. La Réserve - 3:05
3. L'Homme Fini - 3:47
4. Les Poètes - 2:20
5. Le Chanteur Devant Le Micro - 4:18
СОСТАВ:
Владимир Высоцкий - вокал, гитара
Гитары: Костя Казанский, Клод Пави
Бас-гитары: Пьер Морейон, Хюбер Тиссье

ПРОИЗВОДСТВО:
Записано на студии Resonances, Париж, январь-февраль 1975 г.
Костя Казанский - продюсер и аранжировщик
Robert Prudon (Робер Прюдон) - звукоинженер

Le Vol Arrêté (Прерванный полёт) - двойной альбом русского певца и поэта Владимира Высоцкого, вышедший в 1981 году во Франции на Le Chant Du Monde (LDX 74762/63) и на виниле больше не переиздававшийся. Считается самой качественной в техническом отношении записью Владимира Семёновича.

ИСТОРИЯ

Альбом записан во время третьего приезда Владимира Высоцкого в Париж зимой 1975 г. Он приехал туда сниматься в кино, но со съёмками что-то не вышло. "То, что я тебе рассказывал про кино - пока очень проблематично. Кто-то с кем-то никак не может договориться", – писал Высоцкий из Парижа артисту И.Бортнику. В этот период Марина Влади познакомила Владимира с Жераром Депардье. "Он пел мне свои песни, и хотя я не понимал ни слова, но чувствовал их. В Высоцком поражали открытость, щедрость души," - вспоминает Депардье.

Вероятно, не без помощи Марины Влади и её парижских друзей, Высоцкий подписал договор с фирмой Le Chant Du Monde ("Шан дю Монд") и записал 22 песни на целый двойной альбом. Никогда и нигде до этого Высоцкому не уделяли столько времени в студии, впервые такое количество песен попало на профессиональную плёнку. Le Chant Du Monde, имея на руках такое богатство, поступила более чем неразумно. Вместо того, чтобы выпустить долгожданную пластинку, и даже сразу две, французская фирма решила согласовать их выпуск с министерством культуры СССР. (!) В чём причина такой глупости? Дело в том, что Le Chant Du Monde была одна из немногих фирм, выпускавших на Западе пластинки советских артистов - естественно не таких проблемных для СССР как Владимир Высоцкий. Кроме того, говорят, руководители фирмы были французскими коммунистами, в общем они сильно не желали портить отношения с советскими "товарищами" из-за опального поэта.

Министерство культуры СССР отреагировало предсказуемо: "Не пущать!" Из 22 песен разрешили выпустить только 4, а также "любезно" дозволили записать ещё несколько песен из числа тех, что уже выходили в СССР на миньонах. Так выпуск этого двойного альбома оказался заблокированным. Об этом недвусмысленно упомянул радиоведущий Жан Эруан в эфире радио France Musique, когда в июне 1976 года устроил три беседы с Высоцким в своей передаче: "Пожелаем Владимиру Высоцкому скорейшего выхода его двойного альбома, записанного во Франции уже год назад и заблокированного без видимых причин."

В конце февраля – начале марта 1977 г., после многочисленных согласований между Le Chant Du Monde и советским министерством культуры, Высоцкий приехал во Францию для записи согласованного варианта альбома. "Володя тяжело переживал это, хотел даже отменить поездку", - вспоминал в одном из интервью И.Бортник. И всё же после долгих размышлений Высоцкий решил запись сделать: лучше в искорёженном виде, чем совсем никак. В результате, весной 1977 вышла его первая пластинка во Франции -  Vladimir Vissotski. Le nouveau chansonnier international U.R.S.S. (Владимир Высоцкий. Новый международный шансонье СССР) (Le Chant du Monde LDX 74581). Почти в то же самое время вышла вторая пластинка, материал которой был записан Высоцким летом 1976 года в Канаде.

А осенью того же 1977-го вышла и третья французская пластинка, где каждая сторона начинается с песни на французском языке. Перевод делал французский актёр и композитор Максим ле Форестье. Высоцкого не устраивал перевод, несмотря на его высокое качество. Однажды на концерте, отвечая на вопрос, нравятся ли ему его песни на французском, он сказал: "На русском они мне нравятся больше. Одна из песен, которая называется "Кто-то высмотрел плод", была переведена очень хорошим поэтом и прекрасным композитором Максимом ле Форестье. Он это сделал на очень высоком уровне и всё равно, это всё теряет в переводе. На русском языке это песня трагическая, о том, что человека убили, дав ему только попробовать и чуть-чуть начать, а по-французски это получилось: что-то с ним случилось, заболел, да умер."

Аранжировки песен для всех пластинок Высоцкого, вышедших во Франции, сделал Костя Казанский - интересный человек, которого определяют одновременно как "французский композитор, болгарский певец и русский музыкант". Эмигрант из Болгарии, в Париже Костя, выступая в ресторанах, типа легендарного "Царевич", полюбил песни русских цыган, познакомившись с последними представителями таковых - Володей Поляковым и Алёшей Димитриевичем. Высоцкий, будучи в Париже, естественно познакомился со всеми действующими лицами.

Кстати, слухи о его гулянках в Париже сильно преувеличены, о чём свидетельствует очевидец тех дней Костя Казанский: "Когда мы познакомились в 1975 году, у него уже было 4 или 5 ком, я не помню точно, сколько. Что вы, какие загулы! Загул интересен, когда человек может пить, есть, жить, кричать, орать: "Будем пить мы до утра!". Но, чтобы пить до утра, надо иметь здоровье. А у него сил не осталось, он выпил за одну свою жизнь, как другой за пять. Так что уходить в загул с ним было невозможно... Бывали разные вечера - здесь у нас на Монмартре. Собирались мои хорошие болгарские друзья, приходил Володя. Но это мы пели, пили, гуляли. А он смеялся и пил воду. И иногда пел пару песен."

По воспоминаниям Казанского: "Нашу первую с ним пластинку мы записывали здесь, в Париже, на студии “Resonances”. Как и с Димитриевичем, с Поляковым. Записывал очень милый парень, Робер Прюдон. У него супруга, кажется, русская. Он вообще специализировался на таких трудных авторах, как Окуджава, который не любил заново что-либо переписывать. С Володей мы работали три дня и три ночи как сумасшедшие. После этого я чувствовал, что родился вместе с ним и всю жизнь провел вместе. Такая была атмосфера. "Ты так думаешь? Хорошо, я сделаю так". Не то что бы мы во всем соглашались, нет. Бывали, конечно, споры. Но от этих трех дней осталось совершенно необъяснимое чувство. Не только у нас с Володей. У двух замечательных музыкантов – французов, Клода Пави и Пьера Морейона. Не зная ни слова по-русски, они играли так, будто сами пережили все то, о чем пел Высоцкий. Такое случается только раз или два в жизни. Тот, кто там был, тот знает."

"Французский гитарист Клод Пави, приехал в своем фургоне, там у него было семнадцать гитар," - вспоминал Высоцкий. - "Он заставил меня перевести все песни, которые предстояло записать. Иногда он не понимал смысла: почему я так волнуюсь по поводу того, что "идет охота на волков"? Мы ему объясняли, он говорил: "А-а-а," — и записывал каждую строчку: он был совершенно обескуражен, как это можно в песне говорить о таких вещах, и сидел совершенно пришибленный. Он прекрасно играл, мне редко приходилось что-либо подобное слышать."

Там была ещё Марина Влади. Вот её воспоминания: "Мы проводим несколько дней, не выходя из студии. Это настоящее счастье. Редко твое воодушевление до такой степени передавалось всем остальным. Работа у вас тяжелая, но такая приятная, что эти несколько дней пролетают галопом, и долгожданная пластинка наконец готова. Фотографии на внутренней стороне пластинки были сделаны во время записи. Ты и Костя – оба бородатые – похожи на потерпевших кораблекрушение. Глаза у вас покраснели от усталости, но вы блаженно улыбаетесь. Я понимаю, что этого никто не замечает, но для нас это был миг волшебства. И вот через три дня мы с Володькой курим в студии, собираясь слушать запись. Тут входит звукорежиссер. Володя протягивает ему свой Winston, а Робер говорит: "Я бросил". "Почему?", - спрашиваем. "Вы меня отвратили". И он до сих пор не курит.

Эта, первая пластинка вышла только после Володиной смерти, под названием «Прерванный полет». Когда мы все уже записали, официальные советские инстанции разрешили из 22 песен только 4. Про остальные сказали, что у него уже есть, дескать, прекрасные записи в России: "Пожалуйста, возьмите их, они очень хорошо сделаны". Тогда Володя сказал: "О кей, они хотят, чтобы сделали военные песни опять, мы их сделаем. Только сделаем здесь". И тогда все получилось – в "Военную пластинку" вошли только 4 дозволенных записи из не вышедшей первой – и ее разрешили. Вот и все."


Костя Казанский рассказал о неосуществлённом проекте: "Он хотел сделать 12 пластинок. И чтобы мы меняли каждый раз аранжировки позади. Проект был на 150 песен, которые, как ему казалось, можно было сделать оркестровым вариантом. Оркестровым вариантом – это имеется в виду две гитары. Но это не та гитара, которую привыкли слушать в России... Это трудно понять. Он хотел быть известным не так, а по-иному. И это иное он сделал здесь".

В итоге, записанный в начале 1975 года двойной альбом Le Vol Arrêté (Прерванный полёт) вышел в свет во Франции только после смерти Владимира - в 1981 году. Сейчас это очень редкая и дорогая пластинка, поскольку представляет собой коллекцию наиболее качественных студийных записей Высоцкого.

ВОСПОМИНАНИЯ МАРИНЫ ВЛАДИ О ФРАНЦУЗСКИХ ЗАПИСЯХ ВЫСОЦКОГО

В глубине двора, в здании, напоминающем старинную конюшню, ты уже несколько дней записываешь свою первую заграничную пластинку. Договорились в два счета. Ты отдал им авторские права на двадцать пять песен, а фирма "Шан дю Монд" берет на себя всю техническую организацию дела - и, надо сказать, это было достаточно смело с ее стороны, потому что она выпускает пластинки советских артистов, и за подобный шаг на нее, конечно же, могли посыпаться упреки. Фирма берет на себя абсолютно все - от записи песен до продажи пластинки.

Мы не спим ночей, и оба - в состоянии крайнего возбуждения. Наш друг Костя Казанский, который перевел твои песни и пел их, - артист, очень популярный в Болгарии, позже вынужденный уехать из своей страны, - с любовью занялся аранжировкой. Приглашены лучшие: Клод Пави - гитара и Пьер Морейон - бас. Вы записываете двадцать две песни. Звукооператор Робер Прюдон работает точно и талантливо. Впервые твой голос не заглушается оркестром, а даже наоборот, гитары подчеркивают твой особый речитатив, и проигрыши удивительно подходят к словам. Эти музыканты, не зная ни единого слова по-русски, аккомпанируют так, как если бы они сами пережили все, о чем ты поешь. Они все поняли.

Мы проводим несколько дней, не выходя из студии. Это настоящее счастье.

Уникально твое воодушевление до такой степени передавалось всем остальным.

Вероника - Костина жена, певица с волнующим глубоким голосом, - тоже здесь, мы по очереди выполняем обычную работу поклонниц - подаем кофе, бегаем за сандвичами и сигаретами и всегда оказываемся под рукой, чтобы аплодировать удачно записанной песне. Работа у вас тяжелая, но такая приятная, что эти несколько дней пролетают галопом, и долгожданная пластинка наконец готова.

Фотографии на внутренней стороне обложки были стеланы во время записи. Ты и Костя - оба бородатые - похожи на потерпевших кораблекрушение. Глаза у вас покраснели от усталости, но вы блаженно улыбаетесь. Тексты перевела наша подруга Мишель Кап, она десять лет жила в СССР и знает все твои песни. Мы воспользуемся этими переводами, чтобы через некоторое время устроить твой сольный концерт в Элизе-Монмартр. К нашему крайнему удивлению, этот зал, представлявшийся нам слишком большим, потому что мы никак не рассчитывали, что народ повалит толпами, оказался вдруг тесным. Здесь собралась вся советская колония Парижа с женами и детьми и довольно много студентов, изучающих русский. Но что самое удивительное, сюда пришли и обычные зрители, быть может привлеченные русским именем на афише. Мы так никогда и не узнаем, кто они, но, судя по аплодисментам, концерт им понравился.

Я поднимаюсь на сцену вместе с тобой и попадаю в пятно света, пока читаю французский перевод твоих песен. Потом мое световое пятно исчезает, и видно только тебя. Меня всю трясет. Я страшно волнуюсь за тебя и чувствую, что мы так близки с тобой сейчас! Впервые мы вместе на сцене. Ты играешь, не жалея сил, и, когда после многочисленных исполнений на бис ты скрываешься за кулисами, у тебя в кровь сбиты пальцы.

Потом ты поешь несколько песен в большом концерте в Сен-Дени. В другой раз ты участвуешь в спектакле на большом помосте на празднике газеты "Юманите". Здесь творится что-то невообразимое. Двести тысяч человек расположились на газоне. Все ждут рок-группу, и, когда ты появляешься один с гитарой, толпа свистит. Но ты начинаешь с "Охоты на волков", и твой голос гремит через усилители. По толпе проносится короткий шепот, и через несколько минут наступает внимательная тишина, лишь в отдалении шумит ярмарка.

Закончив выступление, ты кланяешься под гром аплодисментов и идешь в глубину сцены, ко мне. У тебя за спиной волнуется человеческое море. Ты доволен и с гордостью говоришь мне: "Я мог бы петь сколько угодно - им было интересно слушать меня".

Максим Ле Форестье - наш друг, который познакомился с тобой во время поездки в СССР и написал предисловие к твоей первой пластинке, - приглашает нас пообедать к себе домой. С лукавым видом взяв гитару, он поет нам твои песни по-французски. Он перевел тексты, чтобы устроить нам сюрприз. Ты тут же начинаешь работать и, многократно повторяя слова, наконец вполне сносно произносишь французский текст. С твоим слухом и чувством ритма ты быстро выучиваешь французский настолько, чтобы объясняться без переводчика. Работа Ле Форестье не пропадет даром, и твоя третья пластинка, записанная в Париже при помощи моего старого приятеля Жака Уревича, будет начинаться с каждой стороны с песни на французском.

Твои концерты в США будут еще более удивительными. Ты даже произнес несколько фраз на ломаном английском к великой радости американских зрителей.

В Москве ты часто вынимаешь свои пластинки из укромного места, где они спрятаны (потому что их у нас тащили десятками), раскладываешь их на ковре, долго рассматриваешь, иногда ставишь какую-нибудь на проигрыватель, и глаза у тебя подергиваются грустью:

- Как это здорово сделано, почему нельзя так же хорошо записывать здесь, чтобы публика могла слушать меня с этим качеством звука? Почему я не могу выбирать песни без цензоров, ничего не опасаясь? Почему?


Этот вопрос неизбежно возникает, когда слушаешь этот альбом: почему нельзя было в Москве так записать? Звук - потрясающий, голос звучит даже не "как живой", он действительно, здесь живой! Вот оно чудо звукотехники где пригодилось - сохранило реальное соприкосновение с душой поэта здесь и сейчас. Le Vol Arrêté - возможно, самая качественная запись Владимира Семёновича - ценнейший альбом, который трудно найти в приличном состоянии.

Текущие отзывы: 1
Отзывы
только на заказ
Отзывы
Валерий Кириллов - 23/12/2014 5 из 5 звёзд!
Альбом потрясающий, аранжировки талантливые, звук записан прекрасно, очень хочется опять приобрести этот альбом.
Смотреть все отзывы





ЗВОНИТЕ НАМ : +7 (495)-771-07-21   
ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru



OLDIES-GOLDIES.RU 2008- 2017
Карта сайта - Sitemap
Информация на ресурсе предназначена для дeтeй старше шeстнaдцaти лeт