Интернет магазин виниловых пластинок с бережной доставкой Oldies-Goldies
Интернет магазин виниловых пластинок с бережной доставкой Oldies-Goldies
  Главная » S » Smiths, The » The Smiths - Strangeways, Here We Come Личный кабинет  |  Корзина  |  Оформить заказ   

ЗВОНИТЕ НАМ : (495) 771-0721    ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru

НАЙДИ СВОЮ ПЛАСТИНКУ!

Исполнители: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Cписок всех альбомов в продаже
Информация
ДОСТАВКА ПО РОССИИ

Оценка состояния виниловых пластинок

Президент о виниле!

Бутлеги

Загадочные надписи

Свяжитесь с нами

The Smiths - Strangeways, Here We Come только на заказ
Предыдущий Позиция 4 из 4
категории Smiths, The
 Следующий

The Smiths - Strangeways, Here We Come

ОРИГИНАЛЬНОЕ ИЗДАНИЕ 1987 ГОДА
АНГЛИЙСКИЙ ПЕРВЫЙ ПРЕСС

The Smiths на обложке выведены рельефным шрифтом.
Глянцевый внутренний конверт с текстом на фоне фотографии.
GUY FAWKES WAS A GENIUS - выцарапано мастером на выводной дорожке.

ИЗДАТЕЛЬ: Rough Trade
КАТАЛОГОВЫЙ №: ROUGH 106
МАТРИЦЫ: ROUGH 106 A-2U-1-2- GUY FAWKES WAS A GENIUS /
ROUGH 106 B-2U-1- TY1

СТРАНА ПРОИСХОЖДЕНИЯ: England
ФОРМАТ: LP stereo 33 1/3
ГОД ВЫПУСКА: 1987
СОСТОЯНИЕ КОНВЕРТА:
ВНУТРЕННИЙ КОНВЕРТ (тексты):
СОСТОЯНИЕ ВИНИЛА:

узнать о возможности заказа
Слова: Morrissey
Музыка: Johnny Marr

SIDE 1:
1. A Rush And A Push And The Land Is Ours - 2:59
2. I Started Something I Couldn't Finish - 3:46
3. Death Of A Disco Dancer - 5:24
4. Girlfriend In A Coma - 2:02
5. Stop Me If You Think You've Heard This One Before - 3:31

SIDE 2:
1. Last Night I Dreamt That Somebody Loved Me - 5:04
2. Unhappy Birthday - 2:43
3. Paint A Vulgar Picture - 5:33
4. Death At One's Elbow - 1:59
5. I Won't Share You - 2:48
СОСТАВ:
Morrissey – vocals, piano ("Death of a Disco Dancer"), handclaps ("Paint a Vulgar Picture")
Johnny Marr – guitar, keyboards, harmonica, harmonium ("Unhappy Birthday"), autoharp ("I Won't Share You"), synthesised strings and saxophone arrangements, additional vocals ("Death at One's Elbow"), handclaps ("Paint a Vulgar Picture")
Andy Rourke – bass guitar, keyboards, handclaps ("Paint a Vulgar Picture")
Mike Joyce – drums, percussion, handclaps ("Paint a Vulgar Picture")
ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Stephen Street:
- additional drum machine programming on "I Started Something I Couldn't Finish", "Paint a Vulgar Picture" and "Death at One's Elbow"
- strings arrangement for "Girlfriend in a Coma"
- sound effects on "Last Night I Dreamt That Somebody Loved Me" and "Death at One's Elbow"
Strings And Saxophone Arrangements ("Death of a Disco Dancer"): Johnny Marr
Orchestra ("Death of a Disco Dancer") – Orchestrazia Ardwick

ПРОИЗВОДСТВО:
Produced by Johnny Marr, Morrissey, Stephen Street
Assistant Engineer: Steve Williams
Recorded at The Wool Hall, Bath, Spring 1987
Mastered by Tim Young
Sleeve by Morrissey
Art Co-ordination: Jo Slee
Layout: Caryn Gough
Cover Star: Richard Davalos, from the collection of David Loehr
Photography: Steve Wright
Press: Pat Bellis
Special Thanks to Jane Sen

Strangeways, Here We Come — четвёртый и последний студийный альбом английской рок-группы The Smiths, вышедший 28 сентября 1987 года на Rough Trade во всём мире, кроме США и Канады, где выпускался на Sire ‎Records.

На английском первом прессе надпись The Smiths оттиснена коричневым рельефным шрифтом, внутренний конверт с глянцем по обе стороны имел тексты на фоне фотографии того же модельного парня, что на обложке. На выводной дорожке мастер нацарапал надпись: GUY FAWKES WAS A GENIUS. Имел хождение ещё более редкий экземпляр тоже с тиснённым заглавием, но цвета океанической лагуны, лазурного. За него просят от 200 фунтов и выше.



В 2009 Rhino Records выпускал переиздание с тем же каталоговым номером ROURH 106 и даже той же надписью GUY FAWKES WAS A GENIUS на выводной дорожке. Но они почему-то не пользуются спросом и до сих пор доступны в новом, запечатанном состоянии по цене в 2 раза ниже экземпляров Mint 1987 года.

ИСТОРИЯ

Альбом записывался в студии The Wool Hall в маленьком городишке Бекингтон (графство Сомерсет). Студия находилась на территории старинного имения XVI века, где был оборудован, согласно названию, "Шерстяной зал" для торговли овечьей шерстью. Студию обустроили сначала для себя, а потом стали сдавать в аренду группа из соседнего города Бат Tears for Fears, и за несколько десятилетий в ней записались многие именитые английские музыканты. Тот же Моррисси, после сессий этого альбома, осенью того же 1987 года вернулся сюда, чтоб записать свой первый сольный альбом Viva Hate. (Имение было какое-то время в руках Ван Моррисона, который записал здесь пять альбомов, а сейчас продаётся.)

Поскольку альбом вышел в сентябре, уже после распада группы, некоторые могут подумать, что он записывался в дурном настроении, с дурными энергиями. Это совсем не так. В этой английской глуши The Smiths расслабились, ибо подвалы, как положено старинным домам, были полны вина, а работа продвигалась медленно, потому что продюсер Стивен Стрит не сразу, но постепенно воспринимал идеи, которые выдвигали главные авторы альбома Моррисси и Марр. Стрит работал со The Smiths на предыдущих альбомах в качестве звукоинженера.

Каждый день записи завершался ночью пьянки. Моррисси не участвовал в этом, он вообще был не склонен к общению вне работы, и рано уходил спать. Остальные продолжали допоздна записывать инструменты, а потом всё неизменно завершалось весёлой попойкой, прослушиванием саундтрека Spinal Tap или постройкой маленьких Стоунхенджей из пустых пачек из-под сигарет. Иногда парни, забывая день ли ночь на дворе, шли играть в футбол и будили разгневанного Моррисси.

Тем не менее, процесс шёл, и оба автора были довольны результатом. И Моррисси, и Марр считали Strangeways, Here We Come лучшим альбомом группы. Перед выпуском пластинки Моррисси, без лишней скромности так и заявил: "Strangeways — самое совершенное из всего, что The Smiths когда-либо создавали, как в музыке, так и в текстах."

В 1994 году Моррисси подтвердил это мнение в интервью журналу Q: "Strangeways, Here We Come — лучший альбом The Smiths. В этом мы с Марром единодушны. Мы произносим это довольно часто. В одно и то же время. В нашем сне. Только в разных кроватях."

В отличие от предыдущих трёх альбомов, для этого у Моррисси и Марра не было ничего заранее готового, кроме "Girlfriend In A Coma" (Девушка в коме). Никакие из песен альбома не игрались до этого на концертах, как бывало у The Smiths с новыми песнями раньше. Альбом Strangeways, Here We Come создавался там, на месте.

 Несмотря на блестящую запись альбома, дела у группы шли далеко не блестяще. Джонни Марру надоело возиться с финансовой стороной группы (поскольку толкового менеджера найти так и не удалось), ему также надоело общее звучание The Smiths, и хотелось двигаться в новых направлениях. В отличие от него, Моррисси вполне устраивал сложившийся метод написания песен, основанный на его личном жизненном опыте, а также на любви к старым кинофильмам.

Джонни ничто уже не устраивало. По завершении сессий альбома он предложил устроить для группы пару недель каникул —поваляться на солнце, отдохнуть, собраться с силами. Но Моррисси проигнорировал это предложение и настаивал вернуться в студию, чтобы записывать песни на обратные стороны синглов с альбома Strangeways. Тогда Джонни окончательно заявил группе, что уходит.

Любопытно, что после его ухода The Smiths пытались продолжить. Был приглашён гитарист Айвор Перри из группы Easterhouse, с которой The Smiths когда-то выступали вместе. Была назначена сессия для записи этих злополучных обратных сторон (B-sides) синглов, и вот что вспомнил по этому поводу продюсер Стивен Стрит: "Была одна сессия с Айвором Перри. Были забронированы два дня в студии в Уилсдене (Северный Лондон), но мы отработали только один из них. На следующий день, то было воскресенье, мне позвонил Энди Рурк и сказал, что сессия отменяется — Моррисси уехал домой в Манчестер. Всем стало ясно, что продолжения работы с Айвором Перри не будет." Rough Trade заполнила обратные стороны сорокопяток архивными записями The Smiths.

Айвор Перри, прочитав упоминание о себе Стрита, счёл нужным добавить свои мысли по этому поводу: "Я хочу добавить кое-что о той сессии, поскольку у Стивена Стрита сложилось обо мне какое-то предубеждение и он создаёт впечатление, будто бы из-за меня ничего не получилось, что я просто не подошёл этой талантливой компании. Такие факты:

Я никогда не напрашивался на эту сессию и был просто принуждён делать это главой Rough Trade Тревисом. Моррисси был другом и фаном группы Easterhouse и моей игры на гитаре в частности. Моррисси сам выбирал из того, что я наиграл. Стрит однажды сделал запись моей группы, которую мы отвергли, потому что не чувствовали, чтобы он уловил звук, который нам был нужен (Heart of the City).

Я хочу также чётко уточнить, что никоим образом не собирался занимать место Джонни Марра. Я всегда уважал The Smiths и осознавал, насколько неуместно занимать эту роль. Я просто пришёл с чистым сердцем записать что-нибудь стоящее под руководством Моррисси и Стрита, воспользовавшись возможностью поработать с таким большим талантом. Ясно, что для Моррисси это была просто попытка, и я не виню его за то, что он бросил сессию, и это не умаляет его уважения ко мне как гитаристу и сочинителю."


В августе 1987 было объявлено публично, что The Smiths больше не существуют.

АЛЬБОМ

Первый номер альбома "A Rush And A Push And The Land Is Ours" - "Ещё одна атака и натиск — и земля будет наша" (перевод на русский на сайте amalgama-lab.com). В поисках нового звука, Джонни Марр здесь совсем отказался от гитары, сыграв аккомпанемент на синтетических клавишах. Получившееся в итоге немного водевильное звучание соответствует теме.

"I Started Something I Couldn't Finish" - "Я начал что-то и не могу закончить" — эта песня не нравилась никому, кроме Джонни Марра (перевод на русский: lyrsense.com). Гитарный рифф напоминает песню Дэвида Боуи "The Jean Genie" 1973 года. На британских синглах "I Started Something I Couldn’t Finish" мастер выцарапал на выводной дорожке: MURDER AT THE WOOL HALL (X) STARRING SHERIDAN WHITESIDE. Под "убийством в Wool Hall" подразумевался очевидно, последовавший за сессиями в Вул-холле распад группы и последущий выпуск Морриссеем сольного альбома Viva Hate, который был записан там же. "Шеридан Уайтсайд" — было такое прозвище у Моррисси.

"Death Of A Disco Dancer" - "Смерть танцора диско" имеет очень простой текст, который Моррисси никогда официально не объяснял, но посыл достаточно ясен:

Смерть танцора диско
Ну, подобное случается здесь нередко
И если вы думаете, что миролюбие —
Это всеобщая ценость
Это показывает,
Как мало вы знаете...

Смерть танцора диско
Ну, мне лучше не вмешиваться
Я никогда не разговариваю с соседями
Мне лучше не вмешиваться
О...

Любовь, мир и гармония?
Любовь, мир и гармония?
О, как это мило
Очень мило
Очень мило
Очень мило
...Но наверно в другом мире


"Death Of A Disco Dancer" — единственная песня The Smiths, в которой Моррисси сыграл на музыкальном инструменте. Он написал и сыграл сам партию фортепиано.

"Girlfriend In A Coma" - "Подруга в коме" — нечто типа песни-рассказа, переживания Моррисси действительно по поводу того, что его девушка лежит без сознания в коме, и герой песни за две минуты переносит бурю противоречивых эмоций (перевод на lyrsense.com). Джонни Марр аранжировал и записал синтезаторные струнные, мелодраматизируя в духе "мыльной оперы", а в титрах указал выдуманный "оркестр"  — Orchestrazia Ardwick. Эрдвик — район Манчестера, откуда Марр был родом.

"Girlfriend In A Coma" выходила на сингле в августе 1987 и достигала 13-го места в британских чартах, несмотря на то, что Радио 1 БиБиСи забанило крутить песню в эфире, из-за не очень адекватной рефлексии Моррисси по поводу умирающей подруги. Марр был категорически против такого выбора сорокопятки, и возможно это послужило толчком к его уходу и развалу группы. А Моррисси назвал "Подругу в коме" одной из своих самых любимых песен The Smiths. 12-дюймовый, а также кассетный варианты сингла примечательны тем, что на них присутствует самая последняя записанная The Smiths песня "I Keep Mine Hidden".

Ещё одним поводом к уходу Марра послужил выбор Морриссеем песни 1968 года Силлы Блэк "Work Is A Four-Letter Word". ("Работа это слово на четыре буквы" — в английском "слово на четыре буквы" употребляют как эвфемизм для слова "fuck", по аналогии с нашим "словом на три буквы"). "Я не для того создавал группу, чтобы исполнять песни Силлы Блэк," — заявил Марр в одном из интервью 1992 года.



"Stop Me If You Think You've Heard This One Before" - "Останови меня, если покажется, что ты это уже слышал раньше" написана в ответ на критику Моррисси, что он не оригинален, всё время повторяется в текстах. Они получили в ответ вот такую мешанину сразу про всё и ни о чём (см. перевод на amalgama-lab.com), от падения на велосипеде до "робкого буддиста, задумавшего массовые убийства".

Из-за этой строчки, кстати, песню не стали запускать синглом в Британии, потому что надо же было такому случиться, но именно перед самым выпуском сорокопятки в небольшом английском городке Хангерфорде произошло первое в истории Британии массовое убийство. Свихнувшийся 27-летний придурок разъезжал по городу и безнаказанно расстреливал людей в машинах и на улицах из многочисленного огнестрельного оружия, которое он накопил. Британская полиция оказалась не на высоте — за убийцей уже следил полицейский вертолёт, но тот продолжал методично убивать всех, кто попадался ему на дороге, пока не застрелил сам себя. Эта бойня широко обсуждалась в британской прессе, поэтому сингл не стали выпускать, ибо строка с "планированием массового убийства" звучала бы вызывающе для родственников жертв. Эта сорокопятка впрочем вышла в США, где к массовым расстрелам давно привыкли.

"Last Night I Dreamt That Somebody Loved Me" - "Прошлой ночью мне приснилось, что меня кто-то любит" — настоящий шедевр этого альбома, драматичный номер, ставший последней сорокопяткой The Smiths (перевод на lyrsense.com). Дэвид Боуи назвал её своей самой любимой песней The Smiths в интервью журналу Q в 1992 году, добавив: "Я считаю Моррисси одним из лучших текстовиков Британии."

Судя по воспоминаниям группы, песня родилась легко в один день: Джонни Мар набросал гитарный рисунок, Моррисси подобрал эти строки и записал вокал с первого дубля, передав печаль и сердечность. Затем Марр ещё раз применил свою синтетическую "Оркестрацию Ардвик". В 2004 году не уступающий по драматичности кавер этой песни записали Eurythmics, а Моррисси всё-таки исполнил её живьём с раскатистым "р-р-р" во фразе "right one", о чём осталось свидетельство в его концертном альбоме 2005 года Live at Earls Court.

"Unhappy Birthday" - "Несчастливого тебе дня рождения" — из серии "злых" песен Моррисси, в которых он не стесняется выражать свои неподдельные чувства:

Я пришёл пожелать тебе несчастливого дня рожденья
Я пришёл пожелать тебе несчастливого дня рожденья
Потому что ты злая
И ты врёшь
И если умрёшь
Я возможно слегка погрущу
(Но плакать не буду)...


Мы конечно стремимся по жизни соблюдать положительный кодекс, но кто из нас не злился вот так в душе, и только Моррисси не боится выплёскивать это наружу, показывая тёмные стороны человечества, и это одна из особенностей, за которую его почитают. Между тем, группа сделала всё, чтобы это человеконенавистническое излияние протекало под весёлый, прыгающий ритм и заунывные стоны марровской гитары.

Кому что, а у барабанщика Майка Джойса свои воспоминания о "Несчастном дне рождения": "В "Unhappy Birthday" есть небольшие интерлюдии, где Моррисси поёт поверх гитарных аккордов, а я заполняю их ударными. Такие брейки не сыграть живьём на концерте. Они возможны только в студийной обстановке. Это чисто студийный трюк."

"Paint A Vulgar Picture" - "Представь себе пошлую картину" — острый памфлет Моррисси, как всегда в его духе, откровенно убийственное мнение об индустрии звукозаписи и её отношению к своим "звёздам" — см. перевод в amalgama-lab.com. Название взято откуда-то из Оскара Уайлда. "Нет, это было вовсе не про Rough Trade," — оправдывался Моррисси в интервью NME в феврале 1988. "Поэтому я немного растерялся, когда Джефф Трэвис, глава Rough Trade выразил презрение и заклеймил эту песню. Она о музыкальной индустрии вообще, имелся в виду любой, кто умрёт и оставит после себя это бешеное фанатическое наследие, из-за которого люди передерутся."

Несмотря на заверения Моррисси, нельзя не отрицать некоторое сходство обстоятельств, поскольку у The Smiths были нелучшие отношения с их записывающей компанией Rough Trade, и песня написана в момент расставания, так что "мёртвая звезда" из песни это "звезда", которая уже не связана с этой компанией, а значит надо будет постараться извлечь из неё максимум прибыли, пока её не забыли.

В то же время фанаты The Smiths и Моррисси строят предположения, что под "мёртвой звездой" имелся в виду Ян Кёртис из Joy Division. К тому времени Кёртис действительно был мёртв, а Моррисси определённо был фаном группы Joy Division, и ходил на их концерты подростком, живущим в "тех уродливых новых домах", то есть районах, заселённых иммигрантами...

"Death At One's Elbow" - "Смерть за плечом" — второе уже упоминание в альбоме о смерти и непременный атрибут для The Smiths — номер в стиле рокабили.

О, Гленн,
не ходи в этот дом сегодня вечером
О, Гленн,
не ходи в этот дом сегодня вечером
О, Гленн,
потому что здесь живет тот,
кто очень, очень любит тебя.
О, Гленн!
Оставайся дома,
скучай
(Это хреново, я знаю)
сегодня вечером


(см. перевод на amalgama-lab.com)

Моррисси написал её под влиянием дневников Джо Ортона, английского драматурга 1960-х, прославившегося "чёрными комедиями", которого раскромсал топором его любовник Кеннет Халливелл. Моррисси взял заголовок к песне из описания места преступления в газетах: "Поскольку труп находился в гостиной, он вероятно смотрел телевизор, когда смерть оказалась у него за плечом".  Моррисси сменил отношения в песне на мужские-женские, но сохранил в ней те же чувства.

"I Won't Share You" - "Я не буду делить тебя ни с кем" — прощальная песня альбома и "лебединая песнь" группы The Smiths.

Я не буду делить тебя ни с кем, нет
Я не буду делить тебя ни с кем
С тем драйвом и амбициями,
со рвением, которое я ощущаю, это моё время

По поводу моей записки она сказала:
"То ли это "Perrier" ударила мне
Прямо в голову
Или эта жизнь так больна и жестока?"

Да
Нет, нет, нет, нет, нет
Нет, нет...

Жизнь приходит и уходит
И это нормально, когда это знаешь
Жизнь приходит и уходит
И это нормально, когда это понимаешь
Понимаешь, понимаешь....

Я не буду делить тебя ни с кем
Я не буду делить тебя ни с кем
Я увижу тебя где-нибудь,
Я увижу тебя когда-нибудь, дорогая..


В титрах указано, что Джонни Марр использовал в этой песне автоарфу (autoharp). "В заброшенном углу студии Wool Hall стоял какой-то особенный струнный инструмент 1777 года," — вспоминал Моррисси, — "при виде которого Джонни немедленно воскликнул: "О, давайте посмотрим, как это звучит!", но при попытке что-либо сыграть, лира оказалась не особо благозвучной. Её струны были сделаны вероятно из конского волоса и издавали звуки в едва ли премлемой тональности, но Джонни нашёл какой-то завораживающий звук, который оживил песню "I Won't Share You". Это один из тех восхитительных случаев, когда внутренний слух Джонни ведёт куда-то в неведомое, туда, куда остальные смотрят недоверчиво, покуда не покажется блестящий итог."

НАЗВАНИЕ И ОБЛОЖКА

 Название альбома Strangeways, Here We Come взято от старинной манчестерской тюрьмы Strangeways (буквально переводится "Странные пути" или "Странные способы"), печально прославившейся своей перенаселённостью и примитивными условиями обитания, сохранившимися с викторианской эпохи. Всё название можно перевести как "Стрейнджвейз, жди нас" или "Стрейнджвейз, а вот и мы". Саму фразу, предполагается, Моррисси взял, немного переиначив, из своей любимой пьесы Кита Уотерхауса Billy Liar/Билли-лжец (1959), где есть восклицание: "Borstal, here we come" (где Борсталь — тюрьма для малолеток).

Джонни Марру очень понравилось название. "Оно немного преувеличивает. Совсем немного. Но клёвое. Меня всегда интриговало слово Strangeways. Я помню, когда ребёнком впервые услышал, что так называется тюрьма, интересовался, не приходило ли кому в голову переименовать её. Оно и до сих пор сбивает с толку." Моррисси же истолковал название так: "На самом деле, это я с обоими руками распростёртыми к небу и вопиющий: "Что дальше?""

Кстати, первыми тюрьму Strangeways упомянули в том же 1987-ом Deep Purple, выпустившие в самом начале года альбом The House of Blue Light, где есть такая песня "Strangeways", с фатальным припевом "Strangeways это всё, что меня ждёт". The Smiths заканчивали свой альбом в августе 1987-го. После крупного бунта в 1990 году (кстати самого долгого бунта в истории британских тюрем — зеки удерживали контроль над тюрьмой в течение 25 дней) Strangeways перестроили, реформировали и переименовали в просто "Манчестерскую тюрьму Ея Величества".

Обложку, как всегда разрабатывал лично Моррисси, и на ней мы видим актёра Ричарда Давалоса в роли Арона Траска из кинофильма East of Eden/К востоку от Эдема (1955) по одноимённому роману Джона Стейнбека. Давалос в этой сцене смотрит на оставшегося за кадром актёра Джеймса Дина, который с детства был кумиром Моррисси. Он даже написал про него книгу James Dean Is Not Dead/Джеймс Дин не умер. Пять лет спустя, при выпуске на WEA Records сборника The Best ofThe Smiths, Моррисси опять использовал кадр с Давалосом, глядящим на Джеймса Дина за кадром.

Как выяснилось позже, первоначальной идеей обложки у Моррисси был кадр с Харви Кейтелем из фильма Who's That Knocking at My Door/Кто стучится в мою дверь? (1967), дебютной работы режиссёра Мартина Скорсезе. Но Кейтель не разрешил музыканту использовать своё изображение, поэтому Моррисси "переиграл" идею. В 1991 году однако Кейтель (вероятно ознакомившись получше с творчеством Моррисси) смягчился и разрешил, так что его изображение красовалось на фоновых декорациях сольного турне Моррисси 1991 года и продаваемых на нём майках.

Тщетно искать в Манчестере дорожный указатель, фигурирующий на обратной стороне обложки, ибо кто-то стащил его вскоре после выхода альбома в свет, а другой так и не восстановили на этом месте.

***
Выйдя в сентябре 1987-го, Strangeways, Here We Come поднимался на 2-е место в Британии и занял самую высокую для The Smiths позицию в Америке: №55 в Биллборде. Альбом имел большой успех, возможно оттого, что был в какой-то степени "посмертным" — вышел через 3 месяца после того, как группа распалась. Некоторые журналы, например NME, так и писали, что выйди альбом при живой группе, критики закидали бы его тухлыми помидорами за приевшиеся уже типичные недостатки The Smiths, но ситуация призывала к почтительному отношению со скидкой.

Strangeways, Here We Come был принят и фанами, и критиками с любовью, но грустным осадком. Альбом вызывал при прослушивании горькие мысли, что лучшую пластинку, которую они записали, никогда не услышать живьём, на концертах. Лишь однажды Моррисси, играя концерт в Вулверхэмптоне, с Энди Рурком, Майком Джойсом и "пятым Смитом" Крэгом Гэнноном, исполнил среди своих сольных песен "Stop Me If You Think You've Heard This One Before" и "Death At One's Elbow". Маленький трибьют The Smiths на прощание.

Весь альбом Strangeways, Here We Come можно послушать в YouTube.

Отзывы
только на заказ
Отзывы
На данный момент нет ни одного отзыва.

Написать отзыв





ЗВОНИТЕ НАМ : +7 (495)-771-07-21   
ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru



OLDIES-GOLDIES.RU 2008- 2018
Карта сайта - Sitemap
Информация на ресурсе предназначена для дeтeй старше шeстнaдцaти лeт