Магазин | продажа виниловых пластинок
Магазин | продажа виниловых пластинок
  Главная » L » Lennon, John » John Lennon - Rock 'n' Roll Личный кабинет  |  Корзина  |  Оформить заказ   

ЗВОНИТЕ НАМ : (495) 771-0721    ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru

НАЙДИ СВОЮ ПЛАСТИНКУ!

Исполнители: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Cписок всех альбомов в продаже
Информация
ДОСТАВКА ПО РОССИИ

Опять винил?!

Оценка состояния виниловых пластинок

Президент о виниле!

Бутлеги

Загадочные надписи

Свяжитесь с нами

John Lennon - Rock 'n' Roll только на заказ
Предыдущий Позиция 5 из 11
категории Lennon, John
 Следующий

John Lennon - Rock 'n' Roll

ОРИГИНАЛЬНОЕ АМЕРИКАНСКОЕ ИЗДАНИЕ 1975 ГОДА
ИЗДАТЕЛЬ: Apple
КАТАЛОГОВЫЙ №: SK-3419
СТРАНА ПРОИСХОЖДЕНИЯ: USA
ФОРМАТ: LP stereo 33 1/3
ГОД ВЫПУСКА: 1975
СОСТОЯНИЕ КОНВЕРТА:
СОСТОЯНИЕ ВИНИЛА:

узнать о возможности заказа
SIDE 1:
1. "Be-Bop-A-Lula" (Tex Davis, Gene Vincent) – 2:39
2. "Stand by Me" (Jerry Leiber, Mike Stoller, Ben E. King) – 3:26
3. "Medley: Rip It Up/Ready Teddy" (Robert 'Bumps' Blackwell, John Marascalco) – 1:33
4. "You Can't Catch Me" † (Chuck Berry) – 4:51
5. "Ain't That a Shame" (Fats Domino, Dave Bartholomew) – 2:38
6. "Do You Wanna Dance?" (Bobby Freeman) – 3:15
7. "Sweet Little Sixteen" † (Chuck Berry) – 3:01

SIDE 2:
1. "Slippin' and Slidin'" (Eddie Bocage, Albert Collins, Richard Wayne Penniman, James H. Smith) – 2:16
2. "Peggy Sue" (Jerry Allison, Norman Petty, Buddy Holly) – 2:06
3. "Medley: Bring It On Home to Me/Send Me Some Lovin'" (Sam Cooke)/(John Marascalco, Lloyd Price) – 3:41
4. "Bony Moronie" † (Larry Williams) – 3:47
5. "Ya Ya" (Lee Dorsey, Clarence Lewis, Morgan Robinson) – 2:17
6. "Just Because" † (Lloyd Price) – 4:25
СОСТАВ:
John Lennon: Guitars, vocals
Jesse Ed Davis: Guitar
Jim Calvert: Guitar
Eddie Mottau: Acoustic guitar
José Feliciano: Acoustic guitar
Michael Hazelwood: Acoustic Guitar
Steve Cropper: Guitar
Klaus Voormann: Bass guitar, answer vocal on "Bring It on Home to Me"
Leon Russell: Keyboards
Ken Ascher: Keyboards
Jim Keltner: Drums
Hal Blaine: Drums
Gary Mallaber: Drums
Arthur Jenkins: Percussion
Nino Tempo: Saxophone
Jeff Barry: Horn
Barry Mann: Horn
Bobby Keys: Horn
Peter Jameson: Horn
Joseph Temperley: Horn
Dennis Morouse: Horn
Frank Vicari: Horn

ПРОИЗВОДСТВО:
All tracks produced by John Lennon, except † by Phil Spector
Recorded at Record Plant, East/ Record Plant, West/ A&M Studios
Engineers: Roy Cicala, Lee Keifer ("You Can't Catch Me"), Shelly Yakus ("Slippin' and Slidin'")
Assistant Engineer: Jim Iovine
Remix Engineers: Roy Cicala, Jim Iovine ("Sweet Little Sixteen")
Relived by: J.L.
Mastered at: The Cutting Room, Record Plant, New York by Gregg Calbi
Production Coordinator and Mother Superior: May Pang
Art Direction and Design: Roy Kohara
Photographs: Jurgen Vollmer
Neon Lettering: John Uomoto
"You Should Have Been There" - Dr. Winston O'Boogie

"Рок-н-ролл" - десятый сольный альбом Джона Леннона, шестой послебитловской эпохи, выпущенный в феврале 1975 года компаниями Apple/EMI. Это альбом каверов, сборник рок-н-ролльных хитов 1950-х и начала 1960-х годов, многие из которых были любимые песни детства Леннона и входили в ранний гамбургский репертуар The Beatles. Сама идея возникновения альбома и его запись связаны с массой интересных историй и приключений.

"Вам стоило бы побывать там" - Д-р Уинстон О'Буги. Таков эпиграф на конверте альбома Rock 'n' Roll. Д-р Уинстон О'Буги - всем известный псевдоним Джона Леннона. Он намекает на бурную историю записи этого альбома.

СУД ДА ДЕЛО

Все началось с того, что в сентябре 1969 года вышел последний и наверное самый популярный альбом Битлз - Abbey Road. Пластинка начиналась с песни Come Together, написанной Джоном (хотя авторство традиционно указано "Lennon-McCartney"), где первая строчка "Here come old flat top, he come grooving up slowly" подозрительно напоминала строку "Here come old flat top, he was grooving up with me" из песни Чака Берри 1956 года You Can 't Catch Me. Джон признал влияние Берри, когда писал эту песню, но отрицал прямой плагиат. Тем не менее, Моррис Леви - президент Roulette Records и глава корпорации Big Seven Music, владеющей издательскими правами на песню You Can 't Catch Me, подал на Леннона в суд за нарушение копирайта. Как это обычно бывает с судебными тяжбами, дело растянулось на годы, и вот наконец, было назначено к рассмотрению в суде города Нью-Йорка в декабре 1973 года.

ДЖОН И ЙОКО ОНО

Осенью 1973-го Джон с Йоко уже жили в нью-йоркском доме "Дакота" - готическом здании на Западной 72-й стрит, где они занимали целиком 7-ой этаж. Джон приехал с Йоко в США в августе 1971 года по обычной не-имигрантской визе, и пожив в Нью-Йорке, захотел остаться там навсегда. Однако, срок визы закончился 29 февраля 1972 года, а продлить ее было невозможно. Джон подал прошение в Службу иммиграции и натурализации США на получение "зеленой карты" (грин-кард), но получил отказ.

Официальной причиной, почему Джон не имел права на "зеленую карту", выдвигали тот факт, что 28 ноября 1968 года  в Лондоне Леннону было предъявлено обвинение в хранении унции конопляной смолы. Однако, через несколько лет адвокатам Леннона удалось выяснить, что в дело Леннона тайным образом вмешалась администрация президента Никсона. Члены комитета за переизбрание президента на второй срок были обеспокоены активной политической деятельностью экс-битла, которая была направлена против текущей политики президента.

За 19 месяцев всех этих судебных передряг между Джоном и Йоко возникли трения. Джон был непреклонно настроен жить в Америке, в то время как Йоко жаждала пуститься на поиски своей дочери Киоко - это была отдельная ее головная боль. Отец Киоко и бывший муж Йоко режиссер Энтони Кокс, утомленный судебными тяжбами с бывшей супругой за право опеки над дочерью, однажды просто скрылся с ней в неизвестном направлении (и воспитал таким образом дочь за многие годы без всяких контактов с матерью). Наплевав на всякие ссоры, в один прекрасный день, в начале октября 1973 года, Джон вышел из  дома купить сигарет и газету и... не вернулся. Вместо этого он сел в самолет и улетел в Лос-Анджелес. Так начался его знаменитый 18-месячный период, названный кем-то 'lost weekend', т.е. "потерянный" или "потраченный зря" уикенд. Глупое название, но оно прижилось в биографии Леннона.

ДЖОН И ФИЛ СПЕКТОР

Джон поселился в Санта-Монике (пригород Лос-Анджелеса), арендовав дом прямо на пляже. Чтобы не возвращаться в Нью-Йорк, где его ожидал суд в декабре 1973, Леннон договорился с Леви уладить дело без суда. На волне всеобщей ностальгии по прошлому, Леннону пришла в голову идея записать альбом, целиком состоящий из старых добрых рок-н-роллов, в числе которых Джон обязался исполнить не менее трех песен из издательского каталога Морриса Леви. В обмен на это, Леви должен был закрыть дело. В этом случае, Леви выглядел победителем, хотя Джон по-прежнему не признавал обвинение в плагиате.

Леннон предложил поработать вместе над альбомом "старых добрых песен" известному американскому продюссеру Филу Спектору. Идея была не нова, ибо Битлы носились с подобным проектом еще во времена записи Let It Be с тем же Филом Спектором. Однако, Фил, зная амбициозный характер Джона, не горел желанием наступать на те же грабли. С него хватало опыта записи с Ленноном альбомов John Lennon/Plastic Ono Band, Imagine и Sometime In New York City, где Леннон постоянно вмешивался в его работу. У Джона ушло целых три недели на уговоры Спектора. Он пообещал Филу на сей раз не заходить в аппаратную между дублями и не тянуться к рукояткам на пульте.

В данном случае Джону не трудно было выполнить свое обещание. Он только что закончил свой альбом Mind Games, который должен был вот-вот выйти, и ему просто хотелось "оттянуться" в свое удовольствие, попев в студии любимые с детства песни, которые он исполнял еще тинейджером. Ему вообще не хотелось заморачиваться ни с аранжировками, ни с наймом музыкантов, ни с микшированием пленок. Вот почему Фил Спектор был идеальным партнером ему в этой задумке.

ЗАПИСЬ В ЛОС-АНДЖЕЛЕСЕ

Работа над альбомом началась в середине октября 1973-го. Джон пел и подыгрывал себе на ритм-гитаре, а Фил давал указания в контрольной комнате. Как только по Лос-Анджелесу пронесся слух, что Леннон записывает в Голливуде новый альбом, каждый порядочный музыкант в округе возжаждал принять участие в этом сакральном событии. Желающих оказалось значительно больше, чем требовалось, однако Спектор умудрялся всем найти применение. Были случаи, когда он буквально "запихивал" на одну дорожку по 28 музыкантов, игравших вживую (и часто не попадавших в тональность!). Среди участников тех записей были лучшие из лучших сессионных музыкантов Лос-Анджелеса и другие известные музыканты, такие как Hal Blaine, Larry Carlton, David Cohen, Steve Cropper, Jesse Ed Davis, Jose Feliciano, Jim Gordon, Nicky Hopkins, Jim Horn, Jim Keltner, Bobby Keys, Barry Mann, Harry Nilsson, Dan Phillips, Mac Rebennack (под псевдонимом Dr. John), Leon Russell, David Scott, Nine Tempo, Klaus Voorman и Charlie Watts.

Дальнейшие события, в общем-то не вызывают у кого-либо удивления. Естественно, огромная концентрация в одном месте стольких замечательных людей, да еще увлеченных исполнением ностальгических песен детства, привела к грандиозным попойкам прямо в студии. По Лос-Анжелесу разнеслись слухи о диких вещах, творившихся за стенами Record Plant, в которых Фил Спектор играл не последнюю роль.

Так, барабанщик Джим Келтнер утверждал, что Фил стрелял из пистолетов прямо в студии Record Plant West, каковой факт представители студии категорически отрицали. Журнал Rolling Stone провел собственное расследование, в результате которого выяснилось, что однажды гостем студии был Стиви Уандер, и он, бедолага, хотел забрать с собой одного звукоинженера, занятого работой с Филом Спектором. Раздраженный Фил, по слухам, направил два ствола в голову Стиви Уандеру, но благополучно разрядил их в потолок. Позже, Джон рассказывал в интервью радио Би-Би-Си, что он вроде как слышал какие-то выстрелы в мужском туалете студии Record Plant...

Гарри Нильссон вспоминал также, что однажды Спектор привязал Джона во время записи к стулу, да так и оставил его там на ночь. Джону удалось самому развязаться, и он позвонил одному из друзей, чтоб тот помог ему выбраться из здания студии. По словам личного помощника Джона Леннона Энтони Фосетта, все это безумное поведение объяснялось изрядным потреблением брэнди и виски в процессе записи. Однажды всю эту вакханалию даже выгнали из студии A&M Records взашеи, когда кто-то пролил бутылку виски на звукооператорский пульт.

К концу декабря 1973 года, у Спектора были наготове восемь вещей, три из которых решали дело Леннона с Моррисом Леви (в скобках указаны прославившие эти песни исполнители):

Bony Moronie (Larry Williams)
Sweet Little Sixteen (Chuck Berry)
My Baby Left Me (Arthur Cruddup/Elvis Presley)
Just Because (Lloyd Price/Larry Williams)
Be My Baby (The Ronettes)
Angel Baby (Rosie and the Originals; любимейшая вещь Джона, как раз из списка Big Seven)
You Can't Catch Me (Chuck Berry - песня, из-за которой и вышел весь сыр-бор)
Ya Ya (Lee Dorsey; песня не из списка Big Seven, но написанная в соавторстве с Леви)

Когда эти восемь вещей были готовы, Фил перестал приезжать на запись. Однажды вечером он позвонил Джону и сказал, что тот может не спешить ехать в студию, потому что она сгорела. Не веря ему, Джон попросил одного из своих друзей позвонить в Record Plant, где ему ответили, что работают в обычном режиме. А через несколько дней, Спектор и вовсе исчез, и как обнаружилось вскоре, мастер-пленки исчезли вместе с ним.

Как правило, EMI Records оплачивала производство любого проекта как The Beatles, так и любого сольного проекта одного из Битлов. Расходы на данные марафонные сессии исчислялись уже размером свыше 200 000 долларов. Однако Apple Records вскоре обнаружила, что Фил оплачивал все записи сам, через свою фирму Warner-Spector и забирал пленки каждый вечер домой как свою собственность.

Когда в СМИ разразился скандал в связи с делом Уотергейта, главную роль в котором, в качестве свидетеля, играл сотрудник Белого Дома Джон Дин, однажды вечером Спектор позвонил Леннону и сказал, что "пленки Джона Дина" у него, и что он - единственный, кто может различить, поддельные они или подлинные. Это был типичный прикол Спектора, из которого Джон понял, что пленки с записью старых рок-н-роллов у Фила, и нет шансов заполучить их обратно.

Зная эксцентричный характер Спектора, Джон ждал некоторое время его появления в Лос-Анджелесе, однако прошли месяцы, но никто не ведал, где находится взабаламошный продюссер. К январю 1974 года состояние Леннона оказалось плачевным. Спектор исчез с пленками, усугубив проблему с Моррисом Леви, которому Джон должен был три песни, как раз записанные в исчезнувшем альбоме. В это время Джона замучили депрессии касательно Йоко Оно, которую он не переставал любить все это время. Пока шла запись, он забывался в любимой работе, а тут, в процессе вынужденного безделья, он часто звонил ей, и даже собирался вернуться, но она отклонила его предложение, заявив, что он еще не готов к этому. Положение усугубляла просроченная американская виза, что грозило депортацией в любой момент. В довершение всех бед, в Англии его ждал процесс по делу о разделении имущества The Beatles.

ДЖОН И ГАРРИ НИЛЬССОН

В ноябре 1973 Джон стал зависать со своим старым приятелем - певцом Гарри Нильссоном. Старые друзья встретились случайно: Гарри заглянул однажды вечером в студию A&M даже не зная, кто там пишется, да так и остался работать над альбомом Джона весь оставшийся месяц. Вскоре они стали закадычными собутыльниками и хлестали брэнди Alexanders как молочные коктейли.

К марту 1974 Джон, утомленный ожиданием пленок Спектора, взялся продюссировать для RCA Records альбом Гарри Нильссона Pussy Cats. Чтобы ускорить процесс, Джон предложил всем задействованным в альбоме перебраться жить в его дом в Санта-Монике на берегу океана. Одно время там жили под одной крышей Джон, Гарри, подружка Гарри - Уна, Ринго Старр, Клаус Воорман (басист и друг Битлов с гамбургских времен) и Кит Мун (барабанщик The Who).

Сообщения о пьяных выходках Джона и Гарри были одно время неотъемлемой составной колонок голливудских слухов в лос-анджелесской прессе. Так например, в марте их обоих выгнали из клуба "Трубадур" в Лос-Анджелесе за то, что они засыпали издевательскими репликами дуэт Smothers Brothers на вечере, посвященном их творческому воссоединению. В конце концов, чтобы набрать форму для серьезной записи с Гарри и друзьями, Джон однажды закрылся на несколько дней в своей спальне и не брал в рот ни капли спиртного.

В апреле 1974 появились первые сведения о пропавшем Филе Спекторе. Выяснилось, что в феврале Фил серьезно пострадал, попав в аварию на дороге между Лос-Анджелесом и Фениксом, получив многочисленные повреждения головы и тела. Правда никто, кроме помощника и телохранителя Джорджа, не знал местонахождение Спектора. 31 марта Фил, похоже, попал во вторую катастрофу, еще более страшную, вылетев вперед через разбившееся бронированное лобовое стекло. Позже Спектор рассказал Рою Карру из New Musical Express, что получил в результате той аварии 380 порезов на лице и 480 порезов со стороны затылка, полностью сломал нос, а волосы поседели от шока за одну ночь. По дороге в больницу врачи "скорой помощи" считали его уже не жильцом на этом свете. За трое критических суток Фил выжил, но ему практически заменили лицо в ходе пластических операций.

Пока Спектор то и дело попадал в аварии и восстанавливался после них, Леннон улетел в Нью-Йорк заканчивать сведение альбом Нильссона Pussy Cats. Тогда же Джон написал новую песню Nobody Loves You (When You're Down And Out) и загорелся желанием записать очередной альбом собственных песен. Перед тем как покинуть Лос-Анджелес, Джон написал заглавную песню для альбома Ринго Goodnight Vienna и поучаствовал в записи альбома в студии Sunset Sound, сыграв в этой вещи на пианино.

СТЕНЫ И МОСТЫ

В Нью-Йорке Джон не пошел домой в "Дакоту", но поселился в отеле Pierre на Пятой авеню. Его так пробило вдохновение, что он написал там еще десять песен, и в конце августа арендовал нью-йоркскую студию Record Plant East на 44-ой стрит для записи нового альбома. Из Лос-Анджелеса он выписал музыкантов, с которыми работал на сессиях Фила Спектора.

Накануне, Джон посоветовал Capitol Records судиться со Спектором из-за пропавших пленок. В конце концов, президент Capitol Эл Кури просто выкупил их у Спектора за 90 000 долларов наличкой. Пленки вернулись к Леннону за два дня до начала записи его нового альбома. Естественно, он не мог тратить уже оплаченное студийное время на разбор и прослушивание десяти коробок пленок, надо было делать новый альбом, как было задумано. И уже в конце сентября новый альбом под названием Walls And Bridges вышел в свет.

ДЖОН И МОРРИС ЛЕВИ

Увидев, что новый альбом Леннона состоял из песен его собственного сочинения, Моррис Леви решил, что Джон его "кинул", ибо согласно их устной договоренности, Леннон обязался записать три песни из списка Леви в "следующем" альбоме 'oldies'. Более того, в конце нового альбома Walls And Bridges был некий отрывок, озаглавленный как песня Ya Ya из списка, где Джон, просто отдыхая в перерыве, посадил за барабаны своего 11-летнего сына Джулиана да еще сделал ехидную ремарку: "Давай сыграем в этой ля-ля и избавимся от всего этого!" Взбешенный Леви пригрозился вернуть дело в суд.

8 октября Леннон встретился с Леви в присутствии своего адвоката на ланче в нью-йоркском клубе "Кабальеро" на 58-ой стрит, где немного успокоил Леви, сказав, что три песни из списка Big Seven Music на самом деле, уже записаны, что альбом уже в работе, и посвятил его в загадочную историю с пропажей пленок Спектора.

Однако прослушав восемь песен, записанных Спектором, Джон пришел к выводу, что только четыре из них годятся для выпуска. Эта незадача заставила его задуматься, что делать дальше. Ему пришла было в голову мысль выпустить эти 4 песни на миньоне (EP), но американские компании звукозаписи отродясь не выпускали EP - этот формат был просто незнаком американским слушателям. Тогда Леннон подумал, не выпустить ли их на двух - один за другим - синглах. Однако вещи были сами по себе не настолько сильными для сорокопяток - формата, изначально нацеленного на пробивание хит-парадов. Оставалось только возвращаться в студию и дописывать материал, чтобы хватило на полноценный LP (долгоиграющую пластинку).

За ланчем Леннон также подал Леви идею продавать альбом через телепередачу "товары - почтой". Джон объяснил это тем, что волна ностальгии, захлестнувшая публику в 1973-м после фильма Джорджа Лукаса "American Graffiti" уже сошла. Выпуск альбома старины был неплохой идеей год назад, но теперь это выглядело немного запоздало и могло обернуться неудачей. Когда Джон сказал, что придется дописывать альбом в студии, Леви предложил ему  для репетиций свою ферму под Нью-Йорком. Позже, в суде, Леви утверждал, что там на ферме Леннон дал ему разрешение распространять его альбом через телевидение с помощью его собственного лейбла Adam VIII Ltd.

Перед тем, как сесть в студию, Джон провел некоторое время с Миком Джаггером в его летнем доме в Монтауке (Лонг Айленд). Однажды после обеда они отправились кататься на яхте, прихватив с собой гитары и переиграли там все старые классические рок-н-роллы, какие только знали. Джаггер рассказывал, Леннон просто хотел отобрать, что лучше всего записать в свой альбом "oldies". В конце концов, Джон определился со следующим списком:

    Be-Bop-A-Lula (Gene Vincent)
    Peggy Sue (Buddy Holly)
    That'll Be The Day (Buddy Holly)
    Breathless (Jerry Lee Lewis)
    Slipping And A Sliding (sic) (Little Richard and Buddy Holly)
    Come On Everybody (Eddie Cochran)
    Rip It Up (Little Richard)
    Reddy Teddy (sic) (Little Richard)
    Do You Wanna Dance (sic) (Bobby Freeman)
    Bring It On Home To Me (Sam Cooke and Carla Thomas)
    Send Me Some Loving (sic) (Little Richard, Buddy Holly and Sam Cooke)
    Stand By Me (Ben E. King) Also included, but crossed out, were:
    (30) 40 Days (Chuck Berry and Ronnie Hawkins)
    Ain't That A Shame (Fats Domino)
    Summertime Blues (Eddie Cochran)

С 21 по 25 октября 1974 Джон с командой музыкантов (большинство из тех, кто писал с ним Walls and Bridges) записали на Record Plant East девять вещей:

    Be-Bop-A -Lula 
    Stand By Me
    Ready Teddy/Rip It Up
    Ain't That A Shame
    Do You Want To Dance
    Slippin' And Slidin'
    Peggy Sue
    Bring It On Home To Me/Send Me Some Lovin'
    Ya Ya


На затухании последней песни альбома Just Because, Леннон говорит: "Это доктор Уинстон О'Буги говорит "Спокойной ночи" из студии Record Plant East, New York. Надеемся, вы неплохо провели время. Мы все тут говорим вам: "Гудбай!" Несколько лет спустя, Джон удивлялся, что это оказалось его подсознательным прощанием с музыкой, поскольку эта вещь оказалась последней на последующие пять лет, вплоть до 1980 года.

В середине ноября 1974 года нетерпеливый Моррис Леви потребовал от Леннона хотя бы грубо сведенный альбом. Джон отдал ему стереомикс 15 сведенных в черновую песен в рабочем формате на скорости 7 1/2 дюймов в секунду, чтобы разрешить наконец конфликт. Теперь Леви имел на руках три вещи в его исполнении из списка Big Seven, и дело можно было считать окончательно закрытым.

ROOTS VS. ROCK'N'ROLL

А вот что делать в дальнейшем с альбомом, Леннон задумался. Песни записанные Спектором звучали для него слишком напыщенно и вяло, а девять недавно записанных вещей выглядели как наспех наштампованные однодневки. И вообще, Леннон считал, что выпуск альбома "oldies" слишком припозднился, теперь он мог увидеть свет самое раннее в 1975-м. В то же время, у Леннона не было привычки откладывать готовый альбом на полку, а заводить такую привычку он не собирался. Джон проиграл некоторые песни друзьям, а также сотрудникам Capitol Records, и всем понравилось. Тогда Джон принял решение довести дело до конца и выпустить этот альбом.

В конце декабря 1974 Джон отдыхал с сыном Джулианом и Мэй Панг во Флориде, где опять встретился с Моррисом Леви. Тот попросил адвоката Леннона еще раз выяснить в Capitol Records, может ли он - Леви - продавать альбом "oldies" Леннона, выпущенный на своем лейбле Adam VIII Ltd. через телепередачу. Но Capitol, узнав что к Леви попали записи, которые обошлись фирме в 90 000 наличными, пришли в бешенство. Адвокат Леннона - Сайдер, действуя от лица Capitol Records и Джона Леннона объявил Леви, что тот не имел права выпускать какую-либо запись Леннона.

Однако в начале февраля 1975 года Леви штампанул с пленки, которую ему дал Леннон, пластинку, назвав ее ROOTS. John Lennon Sings The Great Rock & Roll Hits (кат. № Adam VIII A8018). На конверте и ярлыках пластинки была надпись: "Продюссировано с мастер-записи Джона Леннона и Apple Records Inc., с их разрешения". На самом деле, альбом был перенесен, без всякого разрешения, с пленки рабочего формата со скоростью 7 1/2-дюймов/сек.. Естественно, качество звучания было ужасное. Дешевая обложка была оформлена под стать звучанию - на нее просто вырезали одну из фотографий Джона, которые сделал Этан Расселл еще во время битловских сессий записи Let It Be. Этот образ имел мало общего с Ленноном 1975 года.

Список вещей в Roots был следующий:
SIDE 1: Be-Bop-A -Lula/Ain't That A Shame/Stand By Me/Sweet Little Sixteen/Rip It Up/Angel Baby/Do You Want ToDance/You Can 't Catch Me
SIDE 2: Bony Moronie/Peggy Sue/Bring It On Home To Me/Slippin' & Slidin '/Be My Baby/Ya Ya/Just Because

Capitol Records, узнав о планах Леви выпускать Roots, поспешила с выпуском авторизованного альбома Леннона под названием Rock'n'Roll (Apple Records SK-3419), который штамповался действительно с мастер-пленок. Но момент ностальгии был упущен, альбом плохо расходился даже несмотря на цену ниже обычной розничной. Тем не менее, альбом поднялся до 6-го места как в американских, так и в британских чартах, а сингл "Stand by Me" попал в US Top 20.

Capitol немедленно информировала телеканалы и радиостанции, что Roots был неофициальный альбом Леннона, и всякий, кто возьмется рекламировать и продавать его, будет отвечать за нарушение копирайта. Capitol вынудила Adam VIII Ltd. прекратить производство альбома, однако около 3000 экз. успели разойтись при продажах по телевидению. Леннон лично заказал себе экземплярчик Roots и жаловался, как плохо работала служба продаж - альбом доставили ему в Нью-Йорке более, чем через три недели. Леви подал в суд иск на Леннона на 42 миллиона долларов за нарушение устной договоренности, уверяя будто Джон ранее давал ему разрешение на продажу альбома.

В свою очередь, Леннон, Capitol Records и EMI Records выдвинули контр-иск против Леви, требуя возместить убытки, причиненные продажами неофициального альбома, а также моральный ущерб, нанесенный Леннону. Леннон заявил, что плохое качество альбома, а также его дешевая обложка портят ему репутацию. Взятая для обложки фотография Джона с волосами до плеч времен хиппи 1960-х вводила в заблуждение публику, поскольку не соответствовала современному облику артиста. Леннон явился на суд с очень короткой стрижкой, как на обложке Rock'n'Roll.

Адвокат Леви Уильям Шуртман заявил, что Джон нарочно подстригся так коротко перед судом, на что Джон ответил: "Чепуха! Я стригу их каждые 18 месяцев." Весь зал, включая судью, взорвался от смеха. В конце концов, 13 марта 1976 года судья Гриеса вынес постановление на 29 страницах и присудил Леннону возместить корпорации Big Seven Music 6 795 доларов за нарушение устной договоренности.

В то же время, судья Гриеса удовлетворил и ответный иск, согласно которому Леви должен был выплатить Леннону, Capitol Records и EMI Records не много, не мало - 109 700 долларов компенсации за потери, понесенные от продаж альбома Roots. Кроме того, Джону лично дополнительно причиталось 35 000 долларов компенсации за моральный ущерб. После поданной Леви аппеляции, второй судья смилостивился и несколько снизил наложенные на последнего суммы возмещения.

После завершения суда, Леннон сказал Чету Флиппо из журнала Rolling Stone: "Причина, по которой я решил бороться - пресечь любые нелепые попытки подобных судов. Они не ожидали, что я даже покажусь в суде, а тем более буду боротся."

ОБЛОЖКА

Поначалу, Леннон хотел поместить на обложку свои детские рисунки, и даже были уже заказаны конверты его дизайна, но поскольку первым был выпущен не рок-н-ролльный альбом, а Walls and Bridges, на него и пошла обложка с детскими рисунками.

В сентябре 1974 Мэй Панг пошла на первый праздник Битлфест и встретила там старого друга Битлов Юргена Воллмера, который фотографировал их еще в гамбургский период. Он выставил на продажу несколько потрясающих портретов. Панг тут же позвонила Леннону и сообщила о своей находке. Джон встретился с Воллмером в Нью-Йорке и выбрал одну из старых фотографий для обложки альбома Rock'n'Roll.

На этой фотографии Леннон стоит в дверях какого-то здания в центре Гамбурга, а на переднем плане размазаны в движении три фигуры. Это идут Пол Маккартни, Джордж Харрисон и Стю Сатклифф. Фото сделано приблизительно в 1961 году.

Рабочее название альбома было Oldies but Mouldies (Старенькие, но заплесневелые). Вероятно оно обыгрывало битловский альбом Oldies but Goldies (Старенькие, но золотые) 1966 года. Официальное название долго не могли придумать. Пока Джон Уомото не нарисовал неоновые знаки с именем JOHN LENNON и словом ROCK'N'ROLL и поместил их на фотографию. Леннону это моментально понравилось, и столь простое, но сущностное название сразу прилипло к альбому.

ВЫБОР ПЕСЕН ЛЕННОНОМ

Леннон неспроста выбрал "Be-Bop-A-Lula" Джина Винсента в качестве первой песни альбома. Его мать Джулия единственный раз видела Джона выступащим, когда он исполнял именно "Be-Bop-A-Lula". И тогда же он впервые встретился с Полом Маккартни. "Stand by Me" звучит у Леннона в более роковой манере, в то время как в других исполнениях она звучала ритм-н-блюзово. Из всех песен альбома Леннону больше нравилась "Rip It Up" в исполнении Литтл Ричарда, он же пел "Ready Teddy". Обе песни запали Леннону в память, видимо, во время совместного с Литтл Ричардом турне по Британии, еще до зарождения битломании.

"You Can't Catch Me" Чака Берри - песня, из-за которой и разгорелся весь сыр-бор с обвинением в плагиате. "Ain't That a Shame" Фатса Доминго Леннон выучил от своей матери, игравшей ее на банджо. "Do You Wanna Dance?" - песня 1950-х, ставшая особенно популярной в исполнении Beach Boys в 1960-х. Здесь ее почти не узнать, поскольку Леннону взбрело в голову сделать ее в модном тогда ритме рэггей. В итоге, не получилось ни рэггей, ни "Do You Wanna Dance?" Почти так же Джон поступил с известнейшим хитом Чака Берри "Sweet Little Sixteen", изменив песню до неузнаваемости.

Леннон, Маккартни и Харрисон были большими поклонниками Бадди Холли. Джон выбрал для этого альбома один из больших его хитов - "Peggy Sue". В 1970-х Маккартни купил все издательские права на записи Бадди Холли, так что включение этой песни в альбом Леннона принесло прибыль в карман Маккартни.

В переиздании альбома 2004 года (на CD) последняя песня "Just Because" добавлена в виде бонуса в другом варианте (Reprise), где Леннон на затухании говорит немножко по-другому: "Я хотел бы передать привет Ринго, Полу и Джорджу... Как вы там? И как там вообще все, дома в Англии...как все варится?" В этих словах сквозит ностальгия по Англии, куда Джон давно не мог съездить, ибо обратно в Штаты его бы уже не пустили.

Отзывы
только на заказ
Отзывы
На данный момент нет ни одного отзыва.

Написать отзыв





ЗВОНИТЕ НАМ : +7 (495)-771-07-21   
ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru



OLDIES-GOLDIES.RU 2008- 2017
Карта сайта - Sitemap
Информация на ресурсе предназначена для дeтeй старше шeстнaдцaти лeт