Магазин | продажа виниловых пластинок
Магазин | продажа виниловых пластинок
  Главная » V » Velvet Underground, The » The Velvet Underground & Nico Личный кабинет  |  Корзина  |  Оформить заказ   

ЗВОНИТЕ НАМ : (495) 771-0721    ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru

НАЙДИ СВОЮ ПЛАСТИНКУ!

Исполнители: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Cписок всех альбомов в продаже
Информация
ДОСТАВКА ПО РОССИИ

Опять винил?!

Оценка состояния виниловых пластинок

Президент о виниле!

Бутлеги

Загадочные надписи

Свяжитесь с нами

The Velvet Underground & Nico только на заказ
Предыдущий Позиция 3 из 3
категории Velvet Underground, The
 Следующий

The Velvet Underground & Nico

      1001 альбом, которые надо послушать, прежде чем умрешь
ИЗДАТЕЛЬ: Verve Records
КАТАЛОГОВЫЙ №: V6-5008
СТРАНА ПРОИСХОЖДЕНИЯ: USA
ФОРМАТ: LP stereo 33 1/3
ГОД ВЫПУСКА: 1967
СОСТОЯНИЕ КОНВЕРТА:
СОСТОЯНИЕ ВИНИЛА:


узнать о возможности заказа

Автор всех песен: Lou Reed, кроме указанных дополнительно:

SIDE 1:
1. "Sunday Morning" (Reed, Cale) – 2:54
2. "I'm Waiting for the Man" – 4:39
3. "Femme Fatale" – 2:38
4. "Venus in Furs" – 5:12
5. "Run Run Run" – 4:22
6. "All Tomorrow's Parties" – 6:00

SIDE 2:
1. "Heroin" – 7:12
2. "There She Goes Again" – 2:41
3. "I'll Be Your Mirror" – 2:14
4. "The Black Angel's Death Song" (Reed, Cale) – 3:11
5. "European Son" (Reed, Cale, Morrison, Tucker) – 7:46

СОСТАВ:
John Cale
– electric viola, piano, celesta on "Sunday Morning", bass guitar, backing vocals
Sterling Morrison – guitar, bass guitar, backing vocals
Lou Reed – vocals, guitar and ostrich guitar
Maureen Tucker – percussion
Nico (Christa Päffgen) – chanteuse, lead vocals on "Femme Fatale", "All Tomorrow's Parties" and "I'll Be Your Mirror"; backing vocals on "Sunday Morning"

ПРОИЗВОДСТВО:
Ami Hadami
(credited as Omi Haden)  – T.T.G. Studios engineer
Gary Kellgren, Norman Dolph and John LicataScepter Studios engineers (uncredited)
Andy Warhol – producer
Tom Wilson – post-production supervisor, "Sunday Morning" producer
Gene Radice and David Greene – post-production editors, remixers
Cover Art: Andy Warhol
Cover Design: Lacy R. Lehman
Color Show Photo by Hugo
Portraits by Paul Morrissey

The Velvet Underground & Nico - дебютный альбом американской рок-группы The Velvet Underground с участием певицы-актрисы-модели Нико, вышедший в марте 1967 года на Verve Records. Альбом, потерпевший в свое время коммерческий крах, со временем была признан одним из альбомов, оказавших огромное влияние на развитие рок-музыки, числится №13 в списке 500 лучших альбомов всех времен журнала Rolling Stone, а в 2006 году был внесен Библиотекой Конгресса США в Регистр национального достояния.

ЛУ РИД

Один из создателей The Velvet Underground Лу Рид однажды сказал: "Если уж говорить о великих, то нет никого более великого чем Раймонд Чандлер. Переходить после чтения Раймонда Чандлера на кого-то другого, все равно что поев икру, перейти к какой-нибудь дрянной еде." Создавая рок-группу, у Рида была задача "добиться чувствительности Раймонда Чандлера или Хьюберта Шелби или Делмора Шварца или По и воплотить это в рок-музыке." Для пояснения этого списка имен: Раймонд Чандлер - американский писатель, один из создателей жанра "крутого детектива", Хьюберт Шелби Пруит - легендарный американский бейсболист, ну а Делмор Шварц и Эдгар Алан По - поэты.

Что общего между писателем "крутого чтива" Чандлером и рок-деятелем Лу Ридом? По новеллам Чандлера снимался легендарный киножанр нуар, для которого характерны криминальный сюжет, мрачная атмосфера циничного фатализма и пессимизма, стирание грани между героем и антигероем, относительная реалистичность действия и резко контрастное освещение сцен, чаще всего, ночных. Весь этот нуар Лу Рид и попытался сделать не кинематографическими, а рок-музыкальными средствами.

ДЖОН КЕЙЛ

Джон Кейл, родом из Уэлльса, явным образом обнаруживает свое происхождение от кельтов, славившихся духовностью и высокими творческими способностями. С детского возраста он обучался игре на классической скрипке, хотя рок-н-ролл с самого начала манил его в Америку. В 1963 он уехал в Нью-Йорк, где продолжал обучение классической музыке, но не мог не принимать участие в многочисленных авангардистских экспериментах, которые устраивали в этом городе композиторы Джон Кейдж, Ла Монте Янг, Тони Конрад и др. Его особенно заинтересовала музыка, основанная на дронах - так называют непрерывно тянущийся, обычно в низком регистре, тон либо музыкальный интервал, на фоне которого разворачивается основная мелодия. Всем знакомы например, дроны, тянущиеся на волынках или вокальные дроны в греческом православном песнопении.

Каково же было удивление Кейла, когда он узнал, что его новый приятель, рок-музыкант Лу Рид тоже увлекается дронами, воспроизводя их на современных электроинструментах. Оба стали репетировать и экспериментировать вместе, третьим стал школьный приятель Рида - гитарист Стерлинг Моррисон. Первой их группой стала The Primitives (Примитивные), само название которой подчеркивало тягу обоих приятелей к минимализму. Дальнейшие названия у группы были не такие удачные - The Warlocks (Колдуны), а затем - The Falling Spikes (очень много самых разных значений).

БАРХАТНОЕ ПОДПОЛЬЕ

Так называлась одна книжка из разряда бульварного чтива про тайную сексуальную субкультуру начала 1960-х. Ее принес почитать в группу один из приятелей Кейла. Их тогдашний ударник Ангус МакЛиз предложил группе взять это название, и оно сразу же всем приглянулось. С ноября 1965 группа стала называться The Velvet Underground (Бархатное или, если хотите, Вельветовое подполье). Они играли в 1965 значительно более расслабленную музыку, медитативную чем то, что мы знаем о Velvet Underground, начиная с первого альбома. Была сделана демо-запись, и когда Кейл ненадолго поехал домой в Великобританию, он захватил демо-запись с собой, а там передал ее Марианне Фейтфул, подруге Мика Джаггера, в надежде, что из этого что-то выйдет. Ничего из этого не вышло, а демо-запись издали уже в качестве исторического артефакта только в 1995 году.

Забавно, что когда The Velvet Underground организовали первый платный концерт - в какой-то средней школе - за 75 долларов, и группа согласилась, барабанщик Агнус МакЛиз из протеста покинул коллектив, называя это "продажей". Как прокомментировал гитарист Моррисон: "Агнус занимался этим только ради искусства".

У Моррисона был друг Джим Таккер, а у друга сестра - Морин Таккер (просто Мо), баловавшаяся игрой на ударных. У Мо была необычная, урезанная ударная установка: она играла обычно на том-томах и поднятой кверху кожей бас-бочке, пользуясь при этом не только палочками, но и маллетами (это такие здоровенные деревянные молоточки). Железо она почти не использовала. Когда группа просила ее сыграть что-нибудь необычное, она ставила бас-бочку на бок и играла стоя. Однажды в каком-то клубе у Мо стащили барабаны, она не растерявшись, пошла на соседнюю мусорку, принесла множество коробок и сыграла на них. Ее ритмы одновременно простые и экзотические стали неотъемлемой составной The Velvet Underground. Группа стала играть регулярно за деньги в Café Bizarre (Странное Кафе) и быстро заработала себе репутацию многообещающей.

Существует традиция переоценивать во многих группах роль главных сочинителей, недооценивая при этом коллективного вклада. Это приводит к примитивным суждениям, будто Леннон-Маккартни сделали весь Битлз, а Харрисона-Старра можно было заменить кем угодно. Под таким же углом обычно рассматривают и группу The Velvet Underground - только как пристанище двух гениев: Джона Кейла и Лу Рида. Никто не спорит, что авангардно-классические наклонности первого и буйная рок-н-ролльная энергия второго были ведущей силой группы, но в первом альбоме The Velvet Underground особенно хороши как ГРУППА.

The Velvet Underground & Nico представляет собой замечательно сбалансированный плод совместных усилий следующих лиц: рокеры Холмс Стерлинг Моррисон, Морин Таккер и Лу Рид, классический музыкант Джон Кейл, манекенщица и актриса Криста Паффген (Нико), продюсеры Норман Долф и Том Уилсон, звукоинженеры Джон Ликата и Оми Хейден, а также общий катализатор процесса художник поп-арта Энди Уорхол. Без любого из этих ингредиентов не получилось бы того супа, что получился на этой пластинке. Голос Нико балансирует между земным и небесным; Стерлинг пытается "всех порвать" своими гитарами; Мо долбит свой гипнотический ритм, не обращая внимания на окружающий хаос; Джон Кейл усложняет аранжировку, раздвигая границы рок-инструментовки; Лу Рид невозмутимо бормочет смущающие народ тексты... Не забывайте, что альбом писался в 1966 году, еще до существования "Сержанта Пеппера".

ЭНДИ УОРХОЛ

Рассказывать здесь, кто такой Энди Уорхол будет излишне, фигура достаточно известная, как один из столпов создания современной массовой культуры, творцом которой, по его концепции, может быть каждый и "каждый имеет право на 15 минут славы". Каким образом этот художник стал менеджером рок-группы? "Идея поп-арта в том, что каждый умеет всё. Никто не хотел оставаться в одной категории, все хотели заниматься любым творчеством. Вот почему, познакомившись в конце 1965 с The Velvet Underground мы решили также заняться музыкой."

Неудивительно для такого подхода, что Уорхол не ограничился только музыкой, но придумал синкретическое действо, которое представляло собой грандиозное шоу, в котором на сцене были задействованы одновременно актеры, танцоры, музыканты Velvet Underground, и прямо на них киномеханик проецировал снятые Уорхолом экспериментальные фильмы. Все это называлось Exploding Plastic Inevitable, что можно перевести примерно как Взрывная пластиковая неизбежность

НИКО

Настоящее имя Нико - Криста Паффген (пишется Päffgen по-немецки). Она родилась в 1938 году, но сознательная жизнь пришлась на Германию послевоенную, захваченную англо-саксонцами. В 13 лет Криста бросила школу и работала в Берлине швеей, но внешние данные (рост 178, белоснежная кожа, выразительные черты лица и белокурые волосы) обеспечили ей карьеру модели уже в тинейджерском возрасте. Тогда же она получила прозвище Нико от своего фотографа. В 17 лет Нико переехала в Париж, где снималась для журналов Vogue, Tempo, Elle и др., а также подписала контракт с Коко Шанель на рекламу ее продукции, но потом вдруг бросила всю парижскую работу и рванула искать приключений в Нью-Йорк. Все шестидесятые годы она так и провела, разрываясь между Парижем и Нью-Йорком.

В 1959 году Нико сыграла в эпизодической роли саму себя - гламурную модель Николину - в классическом фильме Федерико Феллини "Сладкая жизнь" (La Dolche Vita). Это произошло совершенно случайно. Нико приехала в Рим на каникулы, и один из друзей-актеров привел ее с собой на съемки в каком-то римском палаццо. Некий мужчина, вероятно заведующий реквизитом, попросил Нико подать ему какой-то канделябр. Она взяла этот канделябр и двинулась к мужчине, который картинно стал пятиться от нее. В комнате вдруг воцарилась тишина, настолько все были восхищены непосредственной элегантностью движений девушки. Феллини тут же подозвал ее к себе и предложил сняться, найдя для нее эту коротенькую роль. Это сотрудничество могло бы продолжаться и после "Сладкой жизни", но родители Нико, узнав в каком скандальном фильме снялась дочка (хотя в ее сценах ничего предосудительного), запретили ей подписывать контракт с великим режисером.

В 1962 Нико снялась на обложку альбома джазового пианиста Билла Эванса Moon Beams. В 1962-м же у нее родился сын, отцом которого все считали французского актера Алена Делона. Сам Делон всегда отрицал этот факт, тем не менее мальчика вырастила, а потом и усыновила его мать.

К рок-музыке Нико приобщилась, познакомившись с гитаристом Rolling Stones Брайаном Джонсом, и в 1965 году выпустила свою первую пластинку - сингл "I'm Not Sayin'"/"The Last Mile", запись которого спродюсировал Джимми Пейдж. Летом 1965 она познакомилась в Париже с Бобом Диланом, и Боб написал для нее песню "I'll Keep It with Mine", которую Нико позже включила в свой дебютный альбом Chelsea Girl (1967). Тот же Брайан Джонс познакомил ее в Нью-Йорке с Энди Уорхолом, и она стала сниматься в его (и Пола Моррисея) экспериментальных фильмах (Chelsea Girls, The Closet, Sunset, Imitation of Christ).

Когда Уорхол взялся патронировать The Velvet Underground, он предложил им Нико в качестве шансонье. Группа согласилась весьма неохотно, как по личным, так и по музыкальным расхождениям. Они были достаточно индивидуальной единицей, чтобы оказаться вдруг в роли аккомпаниаторов какой-то певички. Но все понимали, что Уорхол дает группе шанс стать знаменитыми, участвуя в его проектах и согласились предоставить Нико петь некоторые песни, а когда не поет - просто стоять на сцене ради красоты. Энди уговорил их написать еще несколько вещей специально для Нико, и таким образом появились на свет песни "All Tomorrow's Parties" (Все завтрашние вечеринки) и "Femme Fatale" (Роковая женщина). Уорхол настаивал еще чтобы они сменили имя и назывались The Velvet Underground and Nico, но это было уж слишком...

АЛЬБОМ

Большая часть песен альбома The Velvet Underground & Nico была записана в течение четырех дней середины апреля 1966 года в старенькой потрепанной нью-йоркской Scepter Studios. Запись профинансировали Уорхол и менеджер Columbia Records Норман Долф, который сам же и записывал вместе со звукоинженером Джоном Ликата. Общая стоимость записи была в пределах 1500-3000 долларов. Это примерно 10500 - 21000 по нынешним деньгам.

Записав все на ацетатный диск, Долф отправил его в Columbia Records в надежде, что их это заинтересует, но там отказались. Точно так же дали отказ Atlantic Records и Elektra Records. В конце концов, согласилась Verve Records - филиал гиганта индустрии грамзаписи MGM в лице продюсера Тома Уилсона. Он взялся за дело, поставив условие, что три песни будут переписаны, и песни "I'm Waiting for the Man" (Я жду своего человека), "Venus in Furs" (Венера в мехах) и "Heroin" (Героин) были переписаны за два дня на T.T.G. Studios в Голливуде. А поскольку выпуск пластинки все время задерживался в графике Verve (причину мы укажем позже), в ноябре 1966 Уилсон еще раз загнал группу в студию, на сей раз в Нью-Йорке, где записали песню "Sunday Morning" (Воскресное утро), которая открывала альбом, а также вышла отдельно на сорокопятке. Ее производство было сделано более тщательно и профессионально, поскольку песня предназначалась для радиоэфира.

По словам Кейла: "Мы пытались сделать то, что делал Фил Спектор, используя при этом как можно меньше инструментов. В некоторых вещах это получилось, лучше всего в "Венере в мехах", "Всех завтрашних вечеринках" и "Воскресном утре". У группы никогда больше не было такого хорошего продюсера как Том Уилсон. Он сделал все песни плюс "Героин" и "Я жду своего человека". Это было сделано в лос-анджелесской Cameo-Parkway. Названный в титрах продюсером Энди Уорхол не делал там ничего. Все остальное сделал один бизнесмен, который выделил 1500 долларов и направил нас записываться в одну развалюшную студию."

По содержанию, как мы уже говорили, Лу Рид, написавший большинство текстов к альбому, сделал настоящий рок-нуар, собрав сюда все темные стороны нью-йоркской жизни: наркоманию, проституцию, садо-мазохизм и прочие сексуальные извращения.

"Venus in Furs" (Венера в мехах), само название которой дословно повторяет одноименный роман Леопольда фон Захер-Мазоха, посвящена той же теме, что и книга: садо-мазохизм, секс с веревками и подчинением.

Несколько песен в альбоме посвящены теме наркотиков и зависимости. "I'm Waiting for the Man" - песня про мучительное ожидание наркодилера, который 

никогда не приходит вовремя, всегда запаздывает:
Первое, что ты должен запомнить -
Таким, как ты, всегда приходится долго ждать.

Песня "Run Run Run" (Бегом, бегом, бегом) все о том же. Лу Рид перечисляет здесь несколько конкретных лиц из нью-йоркской тусовки (Тинейджер Мэри, Маргарита Страсть, Страдающая морской болезнью Сара, безбородый Гарри), вся жизнь которых проходит исключительно в долгих мучительных поисках и кратковременном облегчении после принятия очередной дозы наркотиков. Лу Рид отличился в этой песне необычной техникой игры на лидер-гитаре. Если отбросить в сторону наркотический угар, тексты Лу Рида дали рок-музыке новый толчок, можно сказать пинок, толкнувший ее в окружающую реальность, иногда в самую грязь ее. Но после Боба Дилана это было новое откровение. В тексты ворвался эпос современной городской жизни, как свойственно эпосу, с реальными именами и прозвищами героев.

Аналогичную роль сыграли в СССР восьмидесятых песни питерского рок-музыканта Майка Науменко. После романтических текстов Макаревича о каких-то "кораблях" и "свечах", невероятным откровением звучал забойный рок-н-ролл, начинавшийся словами "В который раз пьем с утра! А что делать на даче коль такая жара..." или "Я сижу в сортире и читаю Rolling Stone, Венечка на кухне разливает самогон..." Примерно такие же чувства пережили англоязычные любители рок-музыки, услышав The Velvet Underground & Nico в 1967. Сравнение с Майком можно продолжить и в дальнейшей судьбе этих песен. И Майка и The Velvet Underground не особенно-то жаловали на радио и ТВ. Для обоих явлений характерен такой перекос: они оказались в списках самых влиятельных, но не самых популярных. Они оказали огромное влияние на рок-музыкантов, но широкая публика осталась равнодушной к первоисточникам, заставившим измениться саму рок-музыку.

Что касается наркотической темы альбома. В данном случае произошло как это часто бывает: люди которые занимаются темными делами, они не поют об этом. Они понимают, насколько это опасно. Если Роллинг Стоунз принимали героин в больших количествах, так они никогда не пели об этом. В отличие от них, Лу Рид и остальные Вельветы не злоупотребляли наркотиками, для них это была просто модная тема. В песне "Героин" Лу Рид пытается подробно изобразить изнутри состояние человека, принимающего героин. Причем у автора здесь амбивалентная позиция, он не выражает никакой оценки - ни одобрения, ни осуждения. В этом-то и кроилось лукавство. Потому что многие воспринимали его молчание как знак согласия. Этот бакалавр искусств, по-интелегентски заигрывавший с жареной темой, понятия не имел в каком дерьме обитают и умирают истинные рабы иглы.

Когда музыкальные критики стали ругать "Heroin" за пропаганду наркотиков, Лу Рид первое время защищался, уверяя что в песне выражена нейтральная позиция. Однако вскоре убедился, что публика воспринимала песню точно так же: после концертов фанаты группы часто подходили к ним с предложением "ширнуться". В конце концов, Velvet Underground перестали исполнять эту песню в дальнейшей своей карьере.

На фоне всего этого ада удивительным контрастом звучит песня "Воскресное утро" с ее звоном колокольчиков. На самом деле, это не колокольчики, а уникальный клавишно-ударный музыкальный инструмент под названием челеста (от итальянского слова celesta - "небесная"), внешне похожий на пианино. Лу Рид и Джон Кейл написали песню однажды воскресным утром,  после того как продюсер Том Уилсон попросил их сделать что-нибудь потенциально хитовое для сингла. Песня была изначально расчитана на голос Нико, и до записи Нико действительно исполняла ее на концерте, но для альбома ее спел Лу Рид. Нико здесь только на подпевках.

Помимо текстовых новаторств следует отметить музыкальное новаторство The Velvet Underground & Nico, где постарались все, начиная с дурацкого стучания Мо Такер. Лу Рид играя еще в группе The Primitives, изобрел т.н. "страусиную гитару" специально для песни "Страус" ("The Ostrich"). Страусиная гитара получалась из обычной путем настройки всех шести струн на одну ноту. Для этого одни струны расслаблялись, другие натягивались до, например, ноты ре (D). Лу Рид использовал страусиную гитару в песнях "Venus in Furs" и "All Tomorrow's Parties". Мо Таккер говорила, что кроме всего прочего, на страусиной гитаре были удалены все лады. Увидеть страусиную гитару, участвовавшую в альбоме к сожалению невозможно, поскольку ее украли вскоре после записи. С тех пор она неоднократно всплывала на онлайн-аукционах, но всякий раз это оказывалась подделка.

Джон Кейл также "поиздевался" над своей скрипкой, натягивая на нее то гитарные, то мандолинные струны, а когда играл на ней во всю мощь, бедная скрипка звучала как самолетный двигатель. С помощью этой скрипки Кейл часто использовал в альбоме технику дронов - монотонного "стояния" на одной ноте или интервале на протяжении многих тактов, если не всей песни.

КТО ПРОДЮСЕР?

Как и в случае с секспистоловской пластинкой Never Mind the Bollocks остается неясным, кто и какие вещи продюсировал в этом альбоме. На первой стадии, когда запись велась в "развалюшной" Scepter Studios, этими продюсерами могли быть ведущие запись Норман Долф и Джон Ликата, тем более что Долф славился и до этого способностью одновременно писать и продюсировать артистов. Но сам Долф называет главным творческим исполнителем в студии Джона Кейла, который создал и большую часть аранжировок. Кейл в свою очередь отказывается от лавров и "переводит стрелки" на Тома Уилсона, называя его лучшим продюсером Velvet Underground (см. цитату из его интервью выше).

Лу Рид хорошо объяснил, почему Энди Уорхола можно считать истинным продюсером альбома, как это утверждается на обложке:

"Он просто дал нам возможность быть самими собой и идти вперед, потому что он был Энди Уорхол. В этом смысле он действительно продюсировал это, будучи зонтом, принимавшим на себя все атаки, которые мы не способны были тогда отстоять... И мы пришли в студию и делали там все, что хотели, было именно следствием того, что Энди был нашим продюсером. Конечно он ничего не смыслил в процессе записи музыки, но ему и не надо было это знать. Он просто сидел там и говорил: "О, это фантастика!" и инженер поддакивал ему: "О да! Точно! Это фантастика, не так ли?"

ОБЛОЖКА

 Обложка The Velvet Underground & Nico прославилась конечно же уорхоловским бананом - типичным продуктом поп-арта. Но самое первое издание несло в себе дополнительный сюрприз. Этот желтый банан был просто стикером. На обложке было сказано: "Медленно очисть и посмотри". "Очистив" от стикера, можно было любоваться рисунком очищенной плоти розового банана. Для производства такой обложки понадобился специальный станок, который заказала MGM, чем и объяснялась задержка с выпуском альбома. MGM пошла на такие затраты, расчитывая что любые ассоциации с Энди Уорхолом поспособствуют хорошим продажам пластинки. Но долго конечно этот затратный способ производства продолжаться не мог, потом перешли на штамповку конвертов с простым бананом, не стикером. Сами понимаете, оригинальные конверты с бананом-стикером, да еще и "неочищенным" сегодня неплохо ценятся.

 Обратная сторона обложки тоже отличилась, но по другому поводу. Там помещена фотография с одного из выступлений феерического шоу под названием "Взрывная пластиковая неизбежность". На первое издание попал снимок, где на задний фон выступающей Velvet Underground проецируется вверх ногами актер Эрик Эмерсон с распростертыми руками. Эмерсон был кинозвездой Уорхола, снимавшимся во многих его экспериментальных фильмах, один из которых видимо и проецировался в момент, запечатленный на снимке. Сразу после выхода альбома в продажу, Эмерсон, неблагодарный сукин сын, пригрозил судом за неавторизованное размещение его изображения и потребовал денежную компенсацию. MGM платить не стала, вероятно из принципа, а просто отозвала уже вышедшие в продажу пластинки и притормозила их реализацию, пока изображение Эмерсона на конвертах не было закрашено.

Все  последующие издания The Velvet Underground & Nico выходили уже без изображения Эмерсона. Таким образом, сребролюбец, отхватив уорхоловские "15 минут славы", лишил себя славы вечной. Ясное дело, обложка с незатертым Эмерсоном нынче сильно ценится среди коллекционеров и носит особое название torso cover или Eric Emerson torso back cover.

ВЫХОД В СВЕТ

Альбом имел полный коммерческий провал по выходе в продажу. По причине скандального содержания, The Velvet Underground & Nico не только отказывались крутить на радио, а журналы не размещали рекламу, но многие магазины грампластинок даже не брались продавать его. Впрочем, многие винят теперь самого издателя - Verve Records, не уделившего достаточно внимания продвижению пластинки. Альбом ненадолго заглядывал в чарты Биллборда, вращаясь там в самом хвосте на 190-х позициях.

Что интересно, критики не обратили на The Velvet Underground & Nico никакого внимания. Ни один из ведущих рок-музыкальных журналов не посвятил ему обзора. Только малоизвестное издание Vibrations отметило в своей статье, что большая часть текстов имеет дело с темными сторонами жизни, а музыка представляет собой "массированную атаку на уши и мозги".

Только спустя десятилетия все критики вдруг единодушно сошлись во мнении, что это "крутой" альбом и особенно подчеркивали его непреходящее влияние на современную рок-музыку. С тех пор The Velvet Underground & Nico занесли в многочисленные списки "самых-самых":

- №1 журнала Spin в 2003 году в списке 15 альбомов, оказавших наибольшее влияние на рок-музыку (с добавлением ...записанных не Битлз, Бобом Диланом, Элвисом Пресли или Роллинг Стоунз);
- №13 в списке 500 лучших альбомов всех времен журнала Rolling Stone за 2003 год;
- №22 по опросу "Музыка Миллениума", совместно проведенному СМИ Великобритании в 1997 году;
- №1 в списке 10 классических альтернативных альбомов Альманаха альтернативной музыки (автор Алан Кросс, 1995);
- №42 по опросу 2006 года 100 лучших альбомов всех времен, проведенному журналом Q;
- №1 в списке 50 альбомов, изменивших музыку журнала The Observer за 2006 год;
- один из 100 лучших альбомов всех времен журнала Time за 2006 год;
- один из 1001 альбомов, которые надо послушать, прежде чем умрешь

Во влиянии на них альбома The Velvet Underground & Nico признались в различных интервью следующие исполнители: Том Верлен (группа Television), Питер Айверз (Театр Новой Волны), REM, Pretenders, Cars, Jesus and Mary Chain, Pixies, Yo La Tengo, Galaxie 500, Sonic Youth, Pavement, Morphine, Luna, Strokes, Roxy Music, U2, Mazzy Star, Joy Division/New Order, а также все немецкие так называемые краутрокеры, включая Neu, Can и Faust.

Интересно как реагировал на альбом Игги Поп: "Послушав пластинку The Velvet Underground & Nico в первый раз я просто возненавидел ее. Во мне кипели чувства: "Ну как можно делать пластинку, звучащую как кусок дерьма? Это омерзительно! Все эти люди просто задолбали меня! Долбанные мерзкие хиппованные ублюдки! Битники долбанные - поубивав бы! Звучит как полное фуфло!" Но где-то через полгода меня пробило: "О Боже! Да это же охрененно великая пластинка!"

Один из продюсеров альбома Норман Долф приводит сравнение с живописью: "Про 90% всех картин, которые считаются в наши дни великими, при первом просмотре говорили: "Это не искусство!"... Точно так же были люди, которые считали, что Velvet Underground не стоит даже потраченной на него магнитофонной пленки."

Отзывы
только на заказ
Отзывы
На данный момент нет ни одного отзыва.

Написать отзыв





ЗВОНИТЕ НАМ : +7 (495)-771-07-21   
ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru



OLDIES-GOLDIES.RU 2008- 2017
Карта сайта - Sitemap
Информация на ресурсе предназначена для дeтeй старше шeстнaдцaти лeт