Магазин | продажа виниловых пластинок
Магазин | продажа виниловых пластинок
  Главная » E » Evans, Bill » Bill Evans Trio - Sunday at the Village Vanguard Личный кабинет  |  Корзина  |  Оформить заказ   

ЗВОНИТЕ НАМ : (495) 771-0721    ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru

НАЙДИ СВОЮ ПЛАСТИНКУ!

Исполнители: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Cписок всех альбомов в продаже
Информация
ДОСТАВКА ПО РОССИИ

Опять винил?!

Оценка состояния виниловых пластинок

Президент о виниле!

Бутлеги

Загадочные надписи

Свяжитесь с нами

Bill Evans Trio - Sunday at the Village Vanguard только на заказ
Предыдущий Позиция 3 из 8
категории Evans, Bill
 Следующий

Bill Evans Trio - Sunday at the Village Vanguard

КЛАССИКА ДЖАЗА!
ПЕРЕИЗДАНИЕ НА РОДНОМ RIVERSIDE С АНАЛОГОВЫХ МАСТЕРОВ И В АУТЕНТИЧНОЙ ОБЛОЖКЕ 1961 ГОДА
ИЗДАТЕЛЬ: Riverside Records/Original Jazz Classics
КАТАЛОГОВЫЙ №: RLP-9376/OJC-140
СТРАНА ПРОИСХОЖДЕНИЯ: USA
ФОРМАТ: LP stereo 33 1/3
ГОД ВЫПУСКА: 1961. Данное переиздание - 1984
СОСТОЯНИЕ КОНВЕРТА:
СОСТОЯНИЕ ВИНИЛА:


узнать о возможности заказа

SIDE 1:
1. "Gloria's Step" (Scott LaFaro) – 6:05
2. "My Man's Gone Now" (George & Ira Gershwin) – 6:21
3. "Solar" (Miles Davis) – 8:51

SIDE 2:
1. "Alice in Wonderland" (Sammy Fain) – 8:32
2. "All of You" (Cole Porter) – 8:20
3. "Jade Visions" (Scott LaFaro) – 3:46

СОСТАВ:
Bill Evans
– Piano
Scott LaFaro – Bass
Paul Motian – Drums

ПРОИЗВОДСТВО:
Produced by Orrin Keepnews
Recording Engineer – Dave Jones
Recorded 'live' at the Village Vanguard, New York City; June 25, 1961
Mastered at Plaza Sound Studios
Album Design – Ken Deardoff
Front Cover Photography  – Donald Silverstein
Back-liner Photography  – Steve Schapiro

Sunday at the Village Vanguard (Воскресенье в Деревне Авангард) - пятый альбом американского джазового пианиста и композитора Билла Эванса, вышедший в 1961 году на Riverside Records. Как сказано в одной рецензии на альбом: "Это начало и конец жанра пианино-бас-ударные. Это одна из пяти или шести самых выдающихся джазовых пластинок всех времен. И это один из самых лучших образцов живой записи в любом жанре."
---------------
Прошло около тринадцати месяцев после записи первого альбома Bill Evans Trio в его золотом составе - Билл Эванс/Скотт ЛаФаро/Пол Мотян - прежде чем продюсеру Оррину Кипньюсу удалось вновь зазвать эту троицу в студию. Во время этих сессий в феврале 1961, когда записывался альбом Explorations, между Эвансом и ЛаФаро возникли некоторые трения. Дело в том, что Эванс, распробовавший наркотики еще в секстете Майлза Дэвиса в 1958 году, с годами крепко подсел на героин. Помимо проблем со здоровьем, это влекло за собой и неорганизованность в деятельности музыканта, что естественно отражалось и на всем трио. Столкнувшись с этим, ЛаФаро стал открыто выражать недовольство. Это дело удалось уладить, но Кипньюс с тех пор стал опасаться, что ЛаФаро в конце концов покинет коллектив, устав от наркозависимости шефа. Поэтому продюсер озаботился задачей записать гениальное трио, пока оно не распалось.

Этот шанс представился 25 июня 1961 года в нью-йоркском джаз-клубе Village Vanguard (Деревня Авангард). Это был последний день выступлений Bill Evans Trio, завершающий турне по стране и двухнедельные концерты в этом прославленном клубе. Трио было на взлете своих возможностей. Оррин Кипньюс сделал записи на двух дневных и трех вечерних отделениях концертов. Всего было записано два с половиной часа музыки. В первых трех отделениях трио, зная, что идет запись, не повторяло номера и исполнило "Waltz for Debby," "My Foolish Heart," 'Alice in Wonderland," "My Romance". Потом Эванс впервые за день сыграл "I Loves You, Porgy". В последних отделениях они вновь пробежались по номерам, сыгранным в ранних отделениях, а закончили дзен-буддистской композицией ЛаФаро "Jade Visions". Между номерами, а иногда и в самих композициях слышен обычный шум публики: звяканье бокалов и разговоры. По словам Кипньюса, "я помню, что прослушав пленку удивился: там не было ни одного плохого момента! Обычно приходится вырезать там или сям, а тут не было ничего плохого."

 Запись оказалась более чем своевременной. Опасения Кипньюса, что трио в данном составе не просуществует долго, оправдались самым неожиданным и трагическим способом. Десять дней спустя после записи в Village Vanguard, 6 июля 1961 г. Скотт ЛаФаро ехал по трассе 20 в городок Женева (штат Нью-Йорк), где жили его родители. Автомобиль занесло, он врезался в дерево, и Скотт погиб моментально. "Я спал, когда зазвонил телефон. Это был Билл," -вспоминал Мотян. - "Он сказал: "Скотт мертв." Я ответил: "Да" и пошел досыпать. Утром я рассказывал жене, что мне приснился дурацкий сон, будто мне позвонил Билл и сказал, что Скотта убили. А потом позвонил Биллу, чтобы рассказать ему про этот сон..."

В 25 лет оборвалась жизнь одного из талантливейших басистов в истории джаза, но даже тех шести лет, в которые он активно играл, хватило ЛаФаро, чтобы оказать влияние на многие последующие поколения джазовых музыкантов. Эта смерть потрясла многих, но особенно шокировала Билла Эванса. Он ходил мрачным несколько месяцев, но некоторые считают, что он всю жизнь не мог оправиться от этого удара. "Билл был в шоке," - вспоминал Мотян. - "Загляните в мой дневник концертов: ничего, ничего, ничего с Биллом до декабря. Билл выглядел как призрак."

И когда дело дошло до составления альбома, Эванс предложил посвятить его погибшему таланту. Он отобрал шесть композиций, в которых наиболее ярко проявился вклад ЛаФаро в игру Bill Evans Trio. Причем, две из них - сочинения ЛаФаро: "Gloria's Step" (Шаг славы) и "Jade Visions" (Заезженные взгляды). Первая открывает альбом, а вторая закрывает его. Это единственные две вещи, авторство которых официально приписано Скотту ЛаФаро. Таким образом, Sunday at the Village Vanguard стал прекрасным посвящением (трибьютом как сейчас говорят, не переводя слово) Скотту ЛаФаро.

Альбом Sunday at the Village Vanguard создал новое понятие джазового трио, разрушив прежний стандарт, согласно которому пианист солировал, а остальные только аккомпанировали ему. В этом альбоме наиболее полно проявилась волшебная телепатия между ЛаФаро и Эвансом, каждый из которых солирует на своем инструменте, в то же время оставаясь тесно связанными друг с другом. Остается только догадываться, к чему бы привело дальнейшее сотрудничество этих двух гигантов джаза, не будь оно так трагически прервано.

Интересны воспоминания троих непосредственных участников этой записи: продюсера Оррина Кипньюса, ударника Bill Evans Trio Пола Матяна и Лоррейн Гордон, вдовы основателя и владельца клуба Макса Гордона.

 Оррин Кипньюс: "Чтобы понять тот день, надо понять то время: джаз был общераспространенной, но не популярной музыкой. Люди читали, писали, говорили о джазе, и иногда можно было услышать на AM-радио хиты, типа "Take Five", но продавался он плохо. Если пластинка расходилась тиражом несколько тысяч экземпляров, мы уже были очень довольны.

В то воскресенье меня заботили перебои с электричеством - с утра был один, все остальное время я переживал за Билла. Что поражало в Билле с самого начала, так это не высокое качество игры - хороших исполнителей немало - а его высокая степень самокритики. Он всегда был готов чему-то учиться. Проблема была в том, что Билла все время приходилось упрашивать играть. У него была очень заниженная самооценка. Вот почему его тянуло к Скотту.

Имя Скотта уже было в то время у всех на слуху, и каждый слышал про этого феноменального басиста. Когда они начали играть вместе, сразу стало ясно, что Билл собирается делать нечто совсем далекое от обычной игры пианино с контрабасом. В большинстве так называемых трио пианист солирует, остальные аккомпанируют ему, и задача басиста - освободить левую руку пианиста. Билл смотрел на это совсем по-другому, его привлекала совместная игра.

Мы выбрали воскресенье, потому что в тот день были не только вечерние, но и дневные выступления, и мы могли записать побольше. Техника концертной записи в то время была на стадии раннего становления. Сегодня в вашем распоряжении фургон с целой студией внутри, а в то время у нас был только портативный Ampex.

Билл был как всегда недоволен. После первой записи, он считал, что был недостаточно выразителен. Он был жестоко самокритичен. Я придумал тогда шутку про оркестр The Demon Band, состоящий из музыкантов, которые считают, что они не очень хорошо играют и всегда недовольны своей игрой. В этот Демон Бэнд вошли бы Сонни Роллинз на саксе, Дж.Дж. Джонсон на тромбоне, Уэс Монтгомери на гитаре и Билл - на пианино. В него могло бы войти неимоверное количество музыкантов, но потом до меня дошло, что идея Демон Бэнда неосуществима по той причине, что в него никогда не найдется подходящий ударник. Ударников, страдающих неуверенностью в себе, не бывает."

Ударник Пол Матян: "Да мы были великими, но смотрите: я получил за эту знаменитую и легендарную пластинку сто тридцать шесть долларов, за этот концерт - сто десять долларов, и еще сто семь долларов за вторую пластинку.

Взгляните в этот дневник выступлений [Пол Мотян вел дневник, где всё расписано: где играл и сколько получил за последние сорок пять лет]. Вот мы - в вашингтонском Showplace. Это там Билл говорил - и в первый и во второй вечер: "Дамы и господа, у меня сегодня нет настроения играть. Вы понимаете?" И они вроде бы понимали. Билл был искренен, и у него было великолепное чувство юмора. Он был хорош, а с ним был хорош и я, потому что прислушивался к нему. Мы оба слушали друг друга, это заметно и сейчас, как мы прислушиваемся друг к другу, когда играем. Скотт был резок с Биллом. Он был единственным человеком, который круто обращался с Биллом. Когда допустим мы прозвучали не совсем верно - отлично, но не совершенно - он мог сказать Биллу: "Чувак, ты лажаешь. Иди и взгляни на себя в зеркало!" Иногда он говорил так даже со мной, когда считал, что я сыграл неправильно. И это он-то, который играл на своем басу всего несколько лет."

Перелистывая свой дневник, Мотян комментирует: "Ага, вот май: две недели в Детройте, потом в Торонто, потом приходит июнь, и мы ангажированы в Vanguard. Я помню, когда мы были в Филадельфии, кто-то сказал нам: "Чуваки, а вы знаете, что вас копируют, как вы звучали в Детройте. Ха-ха! Представьте себе, людей, которые пытаются скопировать, как мы звучали в Детройте!"

Лоррейн Гордон, вдова Макса Гордона, человека, создавшего клуб Village Vanguard (он умер в 1989): "В 1961 году все стало меняться, благодаря телевидению. Когда Макс открыл Vanguard, в нем собирались поэты. Это было заведение типа speakeasy ["speakeasy", переводится "говори тише" - так назывались подпольные заведения, где "наливали" во времена "сухого закона" в США - яркий образец которого показан в фильме "В джазе только девушки"], в какой-то степени театр, но оно всегда имело одну и ту же форму. Джаз-клубом оно стало в конце пятидесятых. По воскресеньям публика приходила расслабиться. У Макса был Steinway, потом его заменили на Yamaha, которую любил Билл. Конечно, я помню, это было на том или другом выступлении, когда у Билла парализовало левую руку, но он все равно играл этой сжимавшейся в кулак и брякающей со всей силой тяготения рукой."

Речь идет о героиновой зависимости Эванса. "Где-то пару лет он сидел тогда на героине, и мне приходилось иногда занимать ему денег," - рассказывал позже Кипньюс. "Я был ему друг, его записывающая компания и его продюсер одновременно. Люди говорили мне: "Почему ты не мог отказать ему?" Ну смотрите: Он собирался искать деньги, как это делают все джанки. Я не боялся, что он ограбит кого-нибудь в темной алее. Я боялся, что он займет деньги у кого-нибудь такого, кто может сломать ему пальцы, если он потом не вернет долг. Поэтому я давал ему деньги в аванс, и не считаю, что делал что-то дурное."

Пол Мотян говорит: "Он всегда говорил: "Мне кажется я мог сыграть лучше", и ничто не помогало: ни гипноз, ни психотерапевт. Возможно он принимал наркотики, полагая, что это улучшит его музыку." Как сказал музыкальный критик журнала The New Yorker Адам Гопник: "Не исключено, что эта мечтательная, не от мира сего игра Эванса в тот день объяснялась тем, что текло в его венах." Эта фраза в свое время вызвала бурную полемику в музыкальной прессе, поскольку сама мысль о том, что творчество может черпать свою силу в наркотиках выглядит кощунственной.

"Знаете, что мне больше всего нравится в этой записи?" - спрашивает Пол Мотян и отвечает: - "Звуки, издаваемые публикой - все эти бокалы и болтовня. Вы наверно предполагали, что это должно быть обидно слушать музыкантам и все такое, но мне это нравится. Это есть и всё."

Из других записей этого дня был составлен следующий альбом Waltz for Debby (1961). Еще один альбом из тех записей вышел много лет спустя, аж в 1984 году под именем Билла Эванса (не трио) и названием More From The Vanguard (Riverside/Milestone Records -  M-9125). В 1985 году вышло шикарное издание для коллекционеров -  коробка, состоящая из 18 пластинок под общим названием The Complete Riverside Recordings: 13 часов музыки, записанной на 151 сессии записи в период с 1956 по 1963 гг., куда вошли в том числе нереализованные прежде записи и альтернативные дубли. В 1987 году собрание соч. The Complete Riverside Recordings было продублировано в цифровом варианте на 12 CD-дисках. В 2006 году Riverside выпустил на трех компакт-дисках все записи, сделанные в Village Vanguard. В плане музыки там нет ничего такого, чего бы не было в полном собрании Riverside Recordings. Зато добавлено множество "вкусностей", о которых говорил Матян: усилены шумы публики, а также включены все вступления, разговоры музыкантов между собою и с публикой, а также несколько тактов импровизации Эванса, которую он сыграл для заполнения пленки в тот вечер.

Bill Evans Trio - Sunday at the Village Vanguard - классика мирового джаза, входит в десятку лучших альбомов джазовой музыки всех времен и народов.

Отзывы
только на заказ
Отзывы
На данный момент нет ни одного отзыва.

Написать отзыв





ЗВОНИТЕ НАМ : +7 (495)-771-07-21   
ПИШИТЕ НАМ: a@oldies-goldies.ru



OLDIES-GOLDIES.RU 2008- 2017
Карта сайта - Sitemap
Информация на ресурсе предназначена для дeтeй старше шeстнaдцaти лeт